Главная / Библиотека / Даниил Андреев

Аннета Кутейникова
Архив Д.Л. Андреева

Личный архивный фонд Даниила Андреева составляют рукописи произведений писателя, написанные во Владимирской тюрьме и доработанные им после возвращения из мест заключения, эпистолярное наследие, биографические материалы, воспоминания о Д.Андрееве, изобразительные материалы, а также ксерокопии тюремных тетрадей писателя, переданных в свое время Аллой Александровной Андреевой в Русский архив при Бротертонской библиотеке Лидского университета. Всего около 500 ед. хр.

Научно-техническая обработка и систематизация художественных произведений писателя, документов и писем была начата в 1998 году по инициативе председателя правления Благотворительного фонда "Урания" им. Даниила Андреева Татьяны Борисовны Антонян и продолжается в настоящее время, благодаря финансовой поддержке Фонда.

В результате отбора и систематизации материалов сформировалось 6 разделов:

1. Творческие материалы

Рукописи художественных произведений Андреева: поэтический ансамбль "Русские боги" (1931-1955), философско-поэтический трактат "Роза Мира" (1950-1958), поэма "Немереча" (1937-1950), драматические поэмы: "Утренняя оратория" (1951), "Железная мистерия" (1950-1956), циклы стихотворений: "Лирика" ("Восход души", "Лунные камни", "Предгория") (1923-1950), "Древняя память" (1923-1937), "Афродита всенародная" (1931-1955), "Зеленою поймой" (1932-1950), "Устье жизни" (1933-1950), "Лесная кровь" (1933-1950) и др.; переводы рассказов японской писательницы Хаяси Фумико (1958), рецензия на роман Я.Кавабата "Звучание горы" (1958). Всего 20 единиц хранения объемом 1434 листа.

Рукописи располагаются в общем хронологическом ряду в соответствии с датировкой самого Даниила Леонидовича.

В этот же раздел включены детские тетради Даниила Андреева, составленный им в 1941 году альбом со стихами из цикла "Древняя память" c дарственной надписью Глебу Борисовичу и Любови Федоровне Смирновым – друзьям Даниила Леонидовича, и автографическое издание сборника стихотворений "Босиком".

Самые ранние из сохранившихся автографов Андреева относятся к 1914- 1916 гг. Они вошли в его детские тетради. Это первые творческие опыты будущего писателя, тем не менее уже определяющие пути развития его таланта, настойчиво ищущего выхода за пределы привычной среды обитания, за границы освоенного. В написанных Даниилом в период от 8 до 11 лет романах и стихах вполне определенно проявилось природное дарование художника – умение владеть словом, творчески воссоздавать уникальный мир, в котором фантазия обретает черты реальной жизни, а полету воображения сопутствует редко встречающаяся в этом возрасте дотошность аналитика.

Созданные до ареста многочисленные поэтические произведения Д.Андреева были, как известно, уничтожены органами Государственной безопасности после вынесения приговора. Тогда же, как указано в материалах следствия, были сожжены и все найденные во время обыска экземпляры романа "Странники ночи", работа над которым была начата Даниилом Леонидовичем в 1937 году и велась с перерывами вплоть до 1947 года. Вызывает, однако, недоверие сам факт уничтожения произведения, ставшего подлинной причиной ареста Д.Андреева в 1947 году и послужившего основным вещественным доказательством обвинения писателя в антисоветской деятельности. Обнаружить роман до сих пор не удалось, хотя Благотворительный фонд "Урания" им. Даниила Андреева и посылал соответствующие запросы в те учреждения и организации, где мог бы сохраниться хотя бы один из трех изъятых у Д.Андреева экземпляров, в том числе в Президентский архив РФ, в Главархив РФ и РГАЛИ. Отовсюду получены отрицательные ответы. Тем не менее надежда найти рукопись пока еще сохраняется.

Фрагменты романа, обнаруженные в тюремных тетрадях Д.Андреева, были опубликованы в собрании сочинений писателя, завершенном издательством "Урания" в 1997 году [1]. Восстановить роман полностью писатель не смог. На это у него не оставалось ни сил, ни времени. Но уже эти небольшие фрагменты свидетельствуют, что насильственное изъятие из культурного оборота "Странников ночи" – невосполнимая утрата для русской литературы.

Известно, что последние месяцы своей жизни Д.Андреев посвятил работе над книгой "Роза Мира". Он закончил ее осенью 1958 года, незадолго до кончины. В архиве хранится как последний вариант "Розы Мира", так и ксерокопия первого варианта этого знаменитого произведения, написанного во Владимирской тюрьме.

О ксерокопиях тюремных тетрадей Д.Андреева, оригиналы которых хранятся в Русском архиве при Бротертонской библиотеке Лидского университета под шифром MS.1361, следует сказать особо. Этот поистине бесценный материал (общим объемом более 2000 листов), любезно переданный в личный фонд Д.Андреева заведующим Русским архивом Ричардом Дэвисом, – плод творческой деятельности писателя за годы заключения.

Для исследователей творчества Д.Андреева знакомство с источниками открывает широкие возможности для проникновения в творческую мастерскую писателя, в тайны его художественного дара.

Черновики глав "Русских богов": "Святые камни", "Гибель Грозного", "Рух"; части "Материалов к поэме "Дуггур"; наброски к "Железной мистерии", поэма "Встреча с Блоком", которая была задумана Д.Андреевым как продолжение "Ленинградского апокалипсиса"; поэмы: "Немереча", "Гулянка" (Андреев просил уничтожить ее после его смерти, и поэтому она не была включена в собрание сочинений); отрывок из незаконченной поэмы "Трансмифы"; ранние варианты циклов стихов: "Босиком", "Голоса веков", "Зеленою поймой", "Королева "Кримгильда", "Лесная кровь", "Устье жизни", наброски стихотворений и поэм – вот тот далеко не полный перечень художественных произведений Д.Андреева, содержащихся в этих тетрадях.

Для ученых-стиховедов и любителей поэзии несомненный интерес представят вошедшие в тюремные тетради работы Д.Андреева по теории стиха: "Новые метро-строфы (из книг "Бродяга" и "Русские боги"), впервые вводимые в русскую поэзию; перечень, классификация, образцы", "Некоторые заметки по стиховедению", "Заметки о просодии", работа по стихосложению, написанная Д.Андреевым для уголовников, "Словарь спондеических рифм". Об упорной работе самого писателя над формой стиха свидетельствуют его многочисленные опыты по совершенствованию стихотворной техники, в частности, многократно варьируемые им на страницах тетрадей схемы рифм и перечни рифм.

Широту духовных интересов Д.Андреева, обилие его творческих замыслов раскрывают материалы, составляющие единицу хранения MS.1361\26-27. Характер их весьма разнообразен. Это и выписки из исторических и философских трудов, и заметки о школе для этически одаренных детей, и планы поэтических циклов, в том числе ненаписанных, и наброски к "Розе Мира", и дневниковые записи, и карта лингвистического деления Индии и Пакистана, и черновики писем к А.А. Андреевой и Ю.Г. Бружес (теще) и многое другое. К сожалению, некоторые записи с трудом поддаются расшифровке, и для работы над ними, несомненно, потребуется еще немало времени и усилий.

Важным документом из творческого наследия Д.Андреева является автобиография, написанная им в 1942 году во время службы в действующей армии. Это не обычная в таких случаях формальная отписка, а серьезное исследование, в котором подробно изложены сведения о происхождении писателя, судьбах близких ему людей, учебе, работе, религиозных убеждениях, отношении к советской власти и войне.

Автобиография Д.Андреева не только дает богатый дополнительный материал для изучения его жизни и творчества, но и является своего рода самодостаточным художественным произведением.

2. Переписка Д. Л. Андреева

Переписка писателя насчитывает 349 единиц хранения; большей частью это письма к нему. Хронологически эпистолярное наследие писателя охватывает период с 1933 по 1959 г. Это важный источник для изучения его личности и творчества, времени, в котором он жил, людей, окружавших его и входивших с ним в непосредственное общение. До настоящего времени сохранилось 114 писем самого Д.Андреева. Из них 56 написаны писателем жене – А.А. Андреевой (1953-1959 ) и 12 – брату Вадиму Леонидовичу Андрееву за границу (1957- 1958). Эти письма, как и два письма Юлии Гавриловне и Александру Петровичу Бружесам – родителям А.А. Андреевой, сгруппированы в отдельные блоки, в каждом из которых соблюдается хронологическая последовательность. Письма другим лицам располагаются в порядке алфавита адресатов. Наряду с отдельной для каждого блока повторяющейся нумерацией применяется и сквозная общая нумерация.

Большая часть писем – автографы.

Наибольший интерес представляют письма Даниила Леонидовича жене из Владимирской тюрьмы (1953- 1956 ). Они далеко выходят за пределы бытового средства связи. Следуя установившимся традициям отечественной эпистолярной литературы, сложившимся в силу особых условий русской исторической жизни, Д.Андреев использует переписку как способ выражения своих надежд и прогнозов, заветных мыслей и чувств, разумеется, с учетом ограниченных цензурой возможностей. "У меня нет ни малейших сомнений, – пишет он в письме от 14 января 1955 года, – что мы любим друг друга так, как это редко встречается на свете" [2]. Переписка с женой – это своего рода беседа в письмах особого напряженно-лирического стиля, незаменимый документальный биографический источник, открывающий особенности интеллектуальной жизни писателя, его литературные склонности, незаурядную начитанность, постоянное стремление к самосовершенствованию.

С определенного момента письма жене служат Д.Андрееву средством передачи написанных и восстановленных им в тюрьме художественных произведений. В 1955 году, когда цензурный гнет в связи с изменившейся политической ситуацией в стране несколько ослабевает, писатель предпринимает первую попытку использовать переписку и в этом качестве. В письмо от 2 июня он включает стихотворение "...И, расторгнув наши руки,.." [3] и получает в ответ в письме Аллы Александровны от 20 июня отзыв на него. Удача окрыляет Даниила Леонидовича, и отныне почти каждое его письмо, в немалой своей части, состоит из стихотворных строк. Именно таким путем передавались из тюрьмы главы "Русских богов": поэмы "Навна", "Ленинградский апокалипсис", "Гибель Грозного", "Немереча", стихотворения: "Шаданакар", "На перевозе" и др. Писатель знал, что как бы ни сложилась его собственная судьба, рано или поздно (Д.Андреев был уверен в недолговечности существующего режима) его произведения дойдут до читателя.

Необходимо отметить, что количество выявленных писем Д.Андреева продолжает расти. Так, недавно архив писателя пополнился тремя письмами и открыткой Даниила Леонидовича Евгении Николаевне Рейнфельдт . Два письма были написаны Андреевым в 1933 году, еще одно – в 1936 году, а открытка – в 1937 году. Все они, несомненно, представляют интерес для исследователей, освещая еще неизвестные нам бытовые подробности этого нелегкого периода жизни писателя, его мысли и настроения. Весьма примечательны и приведенные в письмах факты общественной жизни. Письма предполагается опубликовать в журнале "Урания" (письмо от 4 декабря 1933 года опубликовано в № 1 за 1999 год).

Ценные автобиографические данные о последних месяцах жизни писателя содержат также недавно поступившие в архив два письма Даниила Леонидовича старой знакомой Екатерине Ивановне Муравьевой, написанные осенью 1958 года: первое – 2 октября из Горячего Ключа, второе – 29 ноября 1958 года из Института терапии АМН.

Сохранилось 178 писем Аллы Александровны Д.Андрееву. Из них 134 были написаны ею в то время, когда она отбывала заключение в Дубровлаге (Мордовская АССР). Письма Аллы Александровны содержательны, живописны, значительны по своему культурно-историческому содержанию. Неудивительно, что они поддерживали писателя в самые трудные моменты его заключения во Владимирской тюрьме. "Незыблемая вера в тебя, – писал Даниил Леонидович жене в начале июня 1954 года, – была и моей точкой опоры" [4].

Переписка Д.Андреева с братом после возвращения из заключения (1957-1959 ) – это доверительный разговор близких людей, щедро наделенных литературным талантом. Несмотря на то что с раннего детства Вадим и Даниил были разлучены обстоятельствами, они хорошо понимали друг друга. Их письма – важнейший биографический документ. Одновременно они дают отчетливое представление о литературных пристрастиях братьев, об их отношении к творческим замыслам друг друга и оценке по их осуществлению. 9 писем Даниила к брату опубликованы в собрании сочинений Д.Андреева [5].

Среди других адресатов Д.Андреева – его друзья детства, писатели, ученые, сотрудники издательств. Обращенные к ним письма большей частью изданы [6].

В корреспонденции писателя наибольший интерес представляют письма сокамерников Даниила Леонидовича: Владимира Александровича Александрова – искусствоведа, Льва Львовича Ракова – историка и искусствоведа, осужденного на 25 лет по Ленинградскому делу, Василия Витальевича Шульгина – писателя, политического деятеля, волею случая два года просидевшего с Даниилом Леонидовичем в одной камере, подруги Даниила с детских лет Татьяны Ивановны Морозовой, урожденной Оловянишниковой, и других знакомых, близких и дорогих ему людей.

3. Биографические материалы

Биография писателя представлена личными документами Д.Андреева (пенсионное удостоверение, свидетельство о браке с А.А. Ивашевой-Мусатовой (фамилия А.А. Андреевой по первому мужу), а также материалами по истории его болезни и бумагами на получение жилплощади.

Самостоятельную группу в разделе составляют документы, связанные с арестом писателя в 1947 году. Особую ценность в этом ряду имеют материалы следственного дела Даниила Леонидовича, сфабрикованного "органами". Ксерокопии этих материалов из архивов ФСБ, насчитывают около восьмисот страниц.

Не оставят исследователя равнодушным и другие свидетельства трагической судьбы Д.Андреева: фотокопия карточки тюрьмы №2 УМВД Владимирской области, заполненная на имя Д.Л. Андреева 27 ноября 1948 года, заявление писателя на имя Главного военного прокурора СССР (осень 1956 года), в котором Д.Андреев выражает несогласие с решением Комиссии Верховного Совета СССР, оставившей ему 10-летний срок тюремного заключения по п.58.10 (текст письма был составлен юристом Косачевским по просьбе А.А. Андреевой), и письмо на имя Генерального прокурора СССР с просьбой о пересмотре дела Д.Л. Андреева, подписанное П.Г. Антокольским, И.А. Новиковым, К.М. Симоновым, Т.Н. Хренниковым, К.И. Чуковским, А.А. Яблочкиной (осень 1956 года), справка от 23 апреля 1957 года об освобождении Д.Л. Андреева из-под стражи и, наконец, справка от 11 июля 1957 года о прекращении его дела.

4. Материалы о Д.Л. Андрееве

В этот раздел включены воспоминания о Д.Л. Андрееве, а также материалы об увековечении памяти писателя. Внимание исследователей, несомненно, привлекут воспоминания Вадима Леонидовича Андреева, написанные в 60-е годы (см. журнал "Звезда", 1965, №10). Сохранилась тетрадь с воспоминаниями о Д.Андрееве и семье Добровых Сергея Николаевича Ивашева-Мусатова – художника, друга Даниила Леонидовича, отбывавшего заключение в одной "шарашке" с А.И. Солженицыным. Несколько писем с воспоминаниями о совместном пребывании с писателем на фронте прислал в разные годы (1964, 1965, 1999) Федор Михайлович Хорьков, однополчанин Д.Андреева. Частично они были опубликованы в собрании сочинений [7]. Следует упомянуть и воспоминания Веры Васильевны Палицыной, дочери Татьяны Ивановны Морозовой, небольшие по объему, но тем не менее живо передающие непосредственное детское впечатление, сохранившееся от встречи с Даниилом Леонидовичем.

5. Изобразительные материалы

К сожалению, иконографических материалов, имеющих отношение к самому Д.Андрееву, сохранилось немного, поскольку все, изъятое во время обыска, было уничтожено.

Уцелело несколько детских фотографий писателя (1906, 1909, 1912), причем фотография 1912 года интересна тем, что снимок сделан самим Леонидом Андреевым. Сохранилась еще одна фотография, сделанная Леонидом Андреевым, на которой он сам, Филипп Александрович Добров и Даниил запечатлены на Черной речке в 1912 году.

Большая часть сохранившихся фотоматериалов была опубликована в 3-томном собрании сочинений писателя. Среди них индивидуальные фото Д.Л. Андреева: на Нерусе (1931), на Ленинградском фронте (1942), в Горячем Ключе (1958) и групповые: среди выпускников гимназии Репман (1922), с А.В. Кемниц, А.А. Тришатовым и А.Л. Зиловым \1930-е\, с А.А. Андреевой (1959) и др.

Там же опубликованы: портрет Д.Андреева, написанный Глебом Борисовичем Смирновым в 1957 году и рисунок А.А. Андреевой, на котором Даниил Леонидович изображен на смертном одре (1959).

6. Материалы членов семьи Д. Л. Андреева

В этом разделе для исследователей творчества Д.Андреева интерес представляют письма к А.А. Андреевой ее родителей – Ю.Г. и А.П. Бружес. Таких писем 71. В соответствии с хронологической принадлежностью они сгруппированы в 10 ед.хр. (1951-1965). Из писем 1951-1956 годов, отправленных родителями Алле Александровне в Дубровлаг, можно почерпнуть немало ценной информации о ее жизни в мордовских лагерях и о том, как отразился арест дочери и зятя на судьбе самих Бружесов. В 1951-1953 годах Александру Петровичу, поскольку он находился на государственной службе, приходилось прибегать к своего рода конспирации: написанные им письма подписывала Юлия Гавриловна. Тем не менее, несмотря на всю рискованность переписки с "врагами народа", письма и помощь от Бружесов и дочери, и Даниилу Леонидовичу шли регулярно, с первых месяцев заключения.

Рамки обзора не позволяют подробно охарактеризовать все документы архивного фонда Д.Л. Андреева. Но мы надеемся, что по приведенным данным читатель сможет составить впечатление о характере, назначении и историко-литературной ценности обозреваемых материалов. В результате осуществляемой ныне обработки архивный фонд Даниила Андреева составит научную базу для дальнейшего изучения творчества выдающегося русского писателя и издания его литературного наследия.


Аннета Кутейникова (г.Москва),
старший научный сотрудник ИМЛИ РАН, кандидат филологических наук.

[ Библиотека сайта «Роза Мира» ] 2006