Главная / Библиотека / Исаак Сирин

Илларион Алфеев
Исаак Сирин
(ум. в кон. 7 в.)

См. также подборку из слов Исаака Сирина.
Когда-то всякий монах был молод :)

Биографические сведения о преп. Исааке имеются в двух сирийских источниках: «Книге целомудрия» восточно-сирийского историка IX века Ишодены, епископа Басры, содержащей краткие жития знаменитых подвижников Персидской Церкви, и западно-сирийском источнике, время и место написания которого неизвестны.

124-я глава книги Ишодены называется «О святом мар-Ицхаке, епископе Ниневийском, который отрекся от епископства и составил книги об отшельнической жизни». Ишодена говорит об Исааке следующее: «Он был поставлен в епископы Ниневии католикосом Гиваргисом в монастыре Бейт-Абе. Но после пребывания на посту пастыря Ниневии в течение пяти месяцев... он отказался <от епископства> по причинам, известным Богу, и удалился жить в горы... Он взошел на гору Матут, которая окружает местность Бейт-Хузайе, и жил в тишине вместе с отшельниками, находившимися там. Потом он ушел в монастырь Раббана Шабура. Он весьма прилежно изучал Священные Книги, до такой степени, что потерял зрение из-за чтения и подвижничества. Глубоко проник он в божественные тайны и составил книги о духовной жизни и отшельничестве. Однако, он высказывал три <богословских> мнения, не принятые многими. Даниил бар-Тубанита, епископ Бейт-Гармаи, возмущался им по причине этих проповедуемых им учений. Как бы то ни было, когда он (Исаак) достиг глубокой старости, ушел он из временной жизни, и тело его было положено в монастыре Шабура. Родом он был из Бейт-Катрайе (провинция Катар), и я думаю, что он возбуждал зависть в жителях внутренних <областей Персии>...»

Западно-сирийский источник содержит сходную информацию об Исааке, умалчивая о спорах вокруг богословских идей Исаака, но добавляя несколько незначительных штрихов к его портрету. В частности, этот источник говорит о том, что, когда Исаак ослеп, ученики записывали за ним его наставления. «Его называли вторым Дидимом [по имени Дидима Слепца, великого александрийского богослова IV века], ибо он был спокойным, добрым и смиренным, и слово его было мягким. Вкушал он по куску хлеба с овощами три раза в неделю... Он составил, пять томов, известных даже до сего дня, <исполненных> сладчайших учений...»

Провинция Катар, где родился Исаак, находилась на западном берегу Персидского залива. Здесь, возле моря, прошло его детство. Морские образы постоянно встречаются в сочинениях Исаака: он говорит о кораблях, о капитанах и матросах, о морских бурях, о ныряльщиках и устрицах, извлекаемых из морских глубин. Вот один из подобных текстов: «Если бы в каждой устрице ныряльщик находил жемчужину, тогда всякий человек быстро разбогател бы. И если бы ныряльщик тотчас добывал <жемчужину>, и волны не били бы его, и акулы не встречали бы его, не надо было бы ему задерживать дыхание <до такой степени>, чтобы он <почти> задыхался, и не был бы он лишен свежего воздуха, который доступен всем, и не сходил бы в глубины — тогда чаще, чем ударяет молния, и в изобилии <попадались бы> жемчужины». Приведенный текст показывает, что Исаак был хорошо знаком с ремеслом ныряльщика; возможно, он и сам в юности занимался добычей устриц.

В Катаре существовала христианская Церковь, подчинявшаяся Католикосату Востока. Около 648 года епископы Катара отделились от персидского католикоса: схизма продолжалась до 676 года, когда католикос Гиваргис посетил Катар и воссоединил его епископов с Церковью Персии. Возможно, именно в это время он и рукоположил Исаака, прославившегося своей аскетической жизнью, в епископа Ниневии.

Исаак не имел успеха в качестве епископа. О его отречении от епископской кафедры сохранилось следующее восточно-сирийское сказание на арабском языке. Когда Исаак в первый день после своего посвящения сидел в своей резиденции, к нему пришли два человека, один из которых, богач, требовал у другого возвращения долга: «Если этот человек отказывается возвратить мне мое, я буду вынужден подать на него в суд». Исаак сказал ему: «Поскольку Священное Евангелие учит не отнимать отданного, тебе следует по крайней мере дать этому человеку день, чтобы он мог расплатиться». Но богач ответил: «Оставь сейчас в стороне Евангелие!» Тогда Исаак сказал: «Если с Евангелием здесь не считаются, зачем я пришел сюда?» Увидев, что епископское служение не соответствует его склонности к отшельнической жизни, «святой отрекся от епископства и удалился в святую Скитскую пустыню».

Последняя деталь рассказа противоречит вышеприведенной хронике Ишодены, где говорится, что Исаак удалился в горы, окружающие Хузистан (Бейт-Хузайе), а не в египетскую Скитскую пустыню. К тому же, мало вероятно, чтобы отречение Исаака от епископства было вызвано одним лишь малозначительным инцидентом. Более вероятно, что назначение Исаака, который пришел из далекого Катара, находившегося в течение почти тридцати лет в схизме, рассматривалось ниневитянами с неудовольствием. В это время Ниневия была центром активности «монофизитов»-яковитов, с которыми Исаак как «диофизитский» епископ должен был бороться. Возможно, что, не будучи склонным к спорам на догматические темы, Исаак предпочел удалиться из Ниневии, ставшей ареной конфликта между «диофизитами» и «монофизитами».

В чем заключались три «мнения», которые Исаак будто бы высказывал, и чем собственно возмущался Даниил бар-Тубанита, остается загадкой. Известно, что Даниил написал письменное «разрешение вопросов, поставленных в пятом томе Исаака Ниневийского». Единственное свидетельство о сочинении Даниила, посвященном разбору творений Исаака, сохранилось в трактате восточно-сирийского писателя IX века Хануна ибн-Йуханна ибн ас-Салт, повествующего о визите католикоса Йуханны ибн-Барси к одному знаменитому подвижнику: католикос принес с собой сочинения Исаака и читал их вслух, «не поднимая головы», до захода солнца. После окончания чтения подвижник спросил католикоса, чему следует более доверять — писаниям Исаака или тому, что Даниил написал в опровержение их. «Может ли человек, подобный тебе, задавать такой вопрос? — сказал католикос в ответ. — Map Исаак говорит языком небесных существ, а Даниил — языком земных».

Последние годы своей жизни Исаак провел в монастыре Раббана Шабура на горе Шуштар. Точная дата смерти Исаака неизвестна, как неизвестна дата его рождения. Вероятно, его еще при жизни почитали святым. После смерти Исаака его слава росла по мере распространения его писаний. Иосиф Хаззайа, живший в VIII веке, называл его «знаменитым среди святых». Другой сирийский автор называет его «наставником и учителем всех монахов, гаванью спасения для всего мира». К XI веку Исаак, благодаря греческому переводу его творений, становится широко известен на грекоязычном Востоке: в знаменитой антологии аскетических текстов Evergetinos выдержки из писаний «аввы Исаака Сирина» стоят в одном ряду с подборками из классиков ранневизантийской аскетики. Так скромный епископ Церкви Востока из далекой персидской провинции становится святым отцом Православной Церкви халкидонского направления — случай уникальный в истории восточного христианства.

Известность писаний преп. Исаака в современном мире объясняется прежде всего тем, что он постоянно говорит о любви Божией к человеку — о любви, не имеющей границ, не признающей воздаяния за грехи, о любви жертвенной, которая возвела Иисуса на крест, о любви всепобеждающей, для которой не существует смерти и ада. Напоминать об этой любви необходимо в каждую эпоху христианской истории, ибо образ Бога-Любви нередко затемняется в глазах верующих и на его месте оказывается образ Бога-Судии, Бога-Карателя, «справедливого» Бога, воздающего каждому по заслугам.

Память преп. Исаака Сирина, епископа Ниневийского, в Православной Церкви совершается 10 февраля.

Источник


[ Библиотека сайта «Роза Мира» ] © 2005