Главная / Библиотека / Юмор

Ричард Вурмбранд
Из уст ребёнка

Рассказы о том, как дети представляют себе Бога

Цитируется по книге, выпущенной издательством «Стефанус» (Черкассы, 1996)

 

Великий немецкий поэт Генрих Гейне, еврей-христианин, в юношеские годы писал, обращаясь к Богу: «Когда я был маленьким, то часто спрашивал: «Кто такой Бог?» и «На что похож Бог?». Я мог целыми днями глядеть в небо, надеясь увидеть святая святых, и очень огорчался, что вместо Бога вижу лишь безобразные нагромождения серых облаков. От маленьких детей не скрывали астрономических сведений, и я был поражен тем, что каждая из миллиардов звезд так же велика и прекрасна, как наша Земля, что Бог единолично управляет всем этим сияющим миром. Однажды во сне я увидел Бога. Он был очень высоко и далеко. Из маленького окошка в небесах на меня глядел благочестивый старец с еврейской бородой. Он разбрасывал множество семян, которые увеличивались, падая, и в конце концов стали блистающими населенными мирами, каждый из которых был размером с нашу землю. Никогда не забуду это видение. Несколько раз я видел величественного старца, сеющего в окошко семена миров. Однажды Он даже прищелкнул языком, как прищелкивала наша горничная, когда сыпала ячмень цыплятам».

* * *

Четырехлетнему мальчику поручили играть в рождественской сценке роль Иосифа. Его ровесница была Марией. Выйдя на сцену, они поссорились. Отец мальчика стал бранить его: «Ты забыл, какую роль играешь! Иосиф никогда не ссорился с Марией!». Мальчик спросил: «Откуда ты знаешь?»

* * *

Любознательность Алекса безгранична. В пятилетнем возрасте он ощутил подозрительность к происхождению мяса:

— Где мы берем мясо?

— В мясной лавке.

— А как оно попадает в лавку?

— С бойни. Алекс помрачнел:

— Там убивают коров, чтобы мы купили мясо?

— Да.

— А зачем?

— Потому что нам необходимо есть мясо.

— Но там хотя бы объясняют коровам, зачем их убивают, и просят у них прощения?

Так поступают ортодоксальные иудеи. Я встречал специальных «убойщиков», функция которых состоит в пении гимнов при забое животных. Кабалистическая цель этого ритуала — сообщить безрассудным животным, что они соединятся с телами избранного народа и, таким образом, станут частью Храма Божьего, каковым есть наше тело.

Мы должны есть пищу с благодарением, помня, сколько творений Божиих было принесено в жертву для того, чтобы мы могли жить.

Когда Алексу исполнилось шесть лет, он (уже не впервые) услышал историю Каина и Авеля и спросил: «Вначале Каин был хорошим, а Авель плохим, потому что он убил ягненка. Каин этого не сделал. Ягнята — живые, хорошие. Зачем же Бог велел людям приносить их в жертву?»

* * *

Когда Амелии было шесть лет, она услышала проповедь, в основу которой были положены слова Иисуса: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царствие Небесное (Мф. 19:14). Повернувшись ко мне, девочка спросила: «Все люди были когда-то маленькими и поэтому они должны иметь Царство Божие. Где же они его потеряли?»

Я очень живо вспомнил грехи своего детства…

* * *

Когда Амелии было восемь лет, она спросила у меня: «Ты сидел в тюрьме у коммунистов. Как же тебе удалось выбраться на свободу?». Я объяснил ей, что христианские организации заплатили за меня выкуп в 5 тысяч фунтов стерлингов. «Но ты ведь сидел целых 14 лет, — размышляла Амелия. — Неужели христианам нужно было столько времени, чтобы собрать эти деньги?». У меня не было ответа.

Почему добру нужно так много времени, чтобы принести плоды?

Однажды я обсуждал это с ребенком, который не боялся в своих рассуждениях зайти слишком далеко, потому что был ребенком. «Бог — как мы,— рассуждал он. — Он пообещал, что Царство Его придет, но всё медлит!». Продолжим же нашу молитву: «Да приидет Царствие Твое» и будем делать всё, что в наших силах, чтобы ускорить Его приход. Давайте «не унывать, делая добро» (2 Фес. 3:13).

* * *

Нескольким детям из Канады предложили написать вопросы, которые они хотели бы задать Папе Римскому во время посещения им этой страны. Дети написали: «Что я должен сделать, чтобы Бог был счастлив?», «Что я должен сделать, чтобы не было бедных?», «Как вы себя чувствуете, принимая решение, которое огорчит людей?», «Что вы чувствуете, соблюдая обет безбрачия?»

Дети задают прямые вопросы, по сравнению с взрослыми они менее склонны к неискренности. Но они ожидают и прямых ответов!

Перед картиной Холмана Ханта «Христос, стучащий в дверь», хорошо всем известной, в восхищении остановились посетители музея. Один хвалил цвета, второй восторгался выражением лица Иисуса, третий обнаружил, что у двери нет наружной ручки. Он начал объяснять, что сердце открывается только изнутри. Кто-то заметил, что ноги Иисуса уже повернуты от двери: долго отвергаемый, Он готов был уйти. И только ребенок спросил у отца: «Папа, а они его впустят?»

* * *

У одного из кардиналов спросили: «Что вы предприняли бы, если бы все ученые заявили, что библейские утверждения не истинны?» Кардинал ответил: «Я бы подождал. На такой позиции ученые продержались бы недолго!»

* * *

Однажды я устал от бесконечных вопросов Амелии и сказал ей: «Нельзя же спрашивать обо всём!» Моя семилетняя внучка удивилась: «Почему?»

Амелия не унималась: «Бог должен был знать, что Адам и Ева согрешат, почему же Он не предотвратил их падение?» (О, снова это «почему», это великое «почему»!). Ответ прост: грех здесь, и мы должны постоянно бороться с ним. Тратить же время на бесплодные «почему» — значит согрешать снова и снова.

Человек, которого укусила ядовитая змея, не станет терять время на рассуждения о том, почему змея напала именно на него. Ему важно выиграть минуты! Или успеют ввести сыворотку, или он умрет. Иногда «что» и «как» оказываются важнее, чем «почему».

* * *

Мы не должны забывать, что созданием одной из самых известных книг о Троице мы обязаны ребенку.

Августин шел вдоль морского берега, размышляя о великой тайне, о которой он собирался написать книгу. Ее концепция была неясной, Августин не мог до конца уяснить сущность тайны и уже был готов отказаться от непосильной задачи. Вдруг он услышал детский плач, побежал и увидел ребенка в слезах. Августин спросил у мальчика о причине горьких слез. Тот ответил: «Я выкопал большую яму, но всё равно не смог вместить в нее океан! А ты сможешь?»

Августин воспринял этот вопрос, как послание Господне. Вдохновленный им, он написал книгу, скромно коснувшись тайны. Он понял, что Бог безграничен, а мы очень малы.

* * *

У известного психолога Виктора Франкла спросила шестилетняя дочь: «Почему мы говорим о «добром» Господе?». «Недавно ты заболела корью, — ответил он,— но добрый Господь даровал тебе исцеление». Дочь нахмурилась, ответ, по ее мнению, был неправильным: «Но ведь это Он послал на меня болезнь!»

* * *

Мама спросила у мальчика после утренней молитвы, о чем он просил Бога? Мальчик ответил: «Я попросил Его отдохнуть. Пусть немного поспит, потому что я уже проснулся!»

Любовь взывает к взаимности. Иисус говорит: «Приидите ко Мне ... и Я успокою вас» (Мф. 11:28). Не сможем ли и мы сказать то же от всего сердца?

* * *

У девочки-христианки спросила подруга: «Как ты полюбила Иисуса? Я Его не люблю, так как не вижу причины, по которой должна была бы Его любить! Я не могу заставить себя сделать это».

Девочка ответила: «И не пытайся! Просто повторяй мысленно снова и снова: «Иисус любит меня». Он прожил жизнь страдающего и умер на кресте в великой скорби за меня. Он приготовил мне небеса неописуемой красы. Он предлагает мне прощение всех моих грехов, жизнь, полную радости. Он точно любит меня! Никогда не заставляй себя любить Его. Просто повторяй: «Он любит меня».

Прошло некоторое время и вторая девочка призналась: «Я полюбила Его».

* * *


У маленького Алекса спросили:
— Как ты нарисовал бы любовь?
Он ответил:
— Это люди, которые целуются.
— А смерть?
— Человек в гробу с красным крестом. Крест спасет его.
— А жизнь?
— Человек и солнце.

* * *

Дж. Аллен Блейр рассказал о гордом учителе воскресной школы, который пытался объяснить детям, как применить в жизни добродетель послушания. Он шагал взад и вперед по подиуму, выражая всей фигурой высокое собственное достоинство: голова высоко поднята, грудь выпячена, жесты властны. «Сейчас, дети, — загремел он, сделав паузу, чтобы привлечь их внимание, — скажите, почему люди называют меня христианином? Он сделал паузу, надеясь, что кто-нибудь скажет: «Потому что вы послушны Христу!» Но один мальчик поднял руку и ответил: «Потому что люди знают вас недостаточно!»

Мудрый человек сказал: «Время молчать, и время говорить» (Еккл. 3:7). Детская теология заключена в словах: «Говори, как есть».

* * *

Однажды в ответ на утверждение ребенка о том, что он — христианин, атеист ответил: «Я дам тебе фунт стерлингов, если ты мне покажешь, где твой Бог!» Ребенок ответил: «У меня есть только монетка в 50 пенсов, но я отдам ее вам, если вы мне покажете место, в котором нет Бога!»

* * *

Обращаясь к группе школьников, епископ привел следующий пример морального мужества: в школьном интернате мальчик на глазах у всех преклонил колени и стал молиться. Он предложил слушателям вспомнить иной пример. «Сэр, — послышался голос, — это епископ в общежитии епископов, который укладывается спать без молитвы!»

* * *

В воскресной школе пастор показал детям телефон и объяснил: «По телефону вы говорите с людьми, которых не видите. Так и молитва — вы говорите Богу и Он слушает. Не огорчайтесь тому, что вы не видите Бога. Мы ежедневно говорим с людьми, которых не видим». И тогда мальчик спросил: «Пастор, а какой номер телефона у Бога?»

* * *

Девочку за плохое поведение раньше обычного отправили спать и велели молиться, чтобы Господь исправил ее строптивый характер. Преклонив колени, девочка молилась: «Господи, исправь мой плохой характер. И мамин тоже!»

Всегда следует молиться за обе стороны в конфликте.

* * *

Ребенок молится: «Господи, убеди моего папу не шлепать меня. Я ведь уже просил Тебя об этом. Сколько раз можно повторять Тебе одно и то же?»

* * *

В утренней молитве маленькая Дороти сказала: «Благодарю Тебя, Боже, за это прекрасное утро. Моей собаке оно очень нравится!»

Давайте же, как маленькие дети, ценить радость, дарованную другим, даже если она и не коснется нас.

* * *

Трехлетний сын фермера Карлитос всегда молился «за папу, маму, бабушку, коз, овец, кур, собак и кота».

* * *

Пятилетний Алекс молился так: «Дорогой Господь, позаботься о папе, маме, а также о Себе. Если с Тобой что-нибудь случится, я окажусь в большой беде».

* * *

Отца Нади заключили в советскую тюрьму за веру во Христа. Однажды девочка шла с мамой по цветущему лугу. Вдруг она сказала грустной маме: «Не печалься! Бог, который заботится об этих цветах, позаботится и о нашем папе». Она сорвала несколько цветков и помолилась: «Господи, сделай так, чтобы папа получил эти цветы».

На следующий день Надя с мамой принесли передачу к тюрьме. Надя улыбнулась дежурному офицеру: «У вас есть дети?» Тот хмуро посмотрел на девочку — у него недавно умерла маленькая дочь и эта девочка напомнила ему потерянное дитя. А Надя протянула ему собранные на лугу цветы: «Дядя, передайте эти цветы моему папе». Офицер растерянно взял у нее цветы и ничего не сказал в ответ. Но отец Нади в тот же день получил букетик от дочки.

* * *

У Нади был день рождения. «Господи Иисусе, — молилась она, — в прошлом году папа в день рождения принес мне шоколадку. А сейчас он в тюрьме. Ты — моя единственная надежда. Пошли мне шоколадку». Следует сказать, что для большинства советских детей шоколад был редкостным лакомством. Поэтому старшая сестра девочки Лариса одернула ее: «Надо молиться о самом необходимом, а не просить лакомство». Мама поддержала Ларису: «Мы можем просить пищу, когда голодны, одежду, когда старая износилась. Мы можем молиться о здоровье, когда больны. Но я не думаю, что шоколад так уж необходим в нашей жизни».

Вдруг в дверь постучали. Пришел пастор. Он ничего не знал о дне рождения Нади, но всё же по пути к ее дому купил девочкам шоколадку. Этот случай стал уроком для Надиной семьи, для всех нас. Наш Бог — щедрый! И Ему доставляет удовольствие в ответ на наши молитвы посылать нам даже не самые необходимые лакомства.

* * *

Когда Роберт Льюис Стивенсон был еще маленьким мальчиком, то заметил своей матери: «Без молитвы никто не может стать хорошим!» Мама спросила: «Откуда ты знаешь об этом, Роберт?» «Потому что я уже испытал это!»

Советую вам проверить этот детский опыт. Попробуйте провести целый день без молитвы. А вечером подумайте, удалось ли вам достичь намеченного и были ли вы хорошим человеком? Только будьте честны!

* * *

Расшалившегося мальчика отправили спать раньше времени, но вскоре он пришел из спальни и сказал: «Я подумал о том, что сделал. И я помолился!». «Хорошо, что ты попросил своего Небесного Отца сделать тебя хорошим», — сказала мама. «О нет, — возразил сын. — Я просил Его о другом. Я просил сделать так, чтобы мама примирилась со мною таким, каков я есть».

У каждого из нас его «я» сложно: одна его часть хочет быть прощенной, а другая так крепко привязана к греху, что просит оставить ей этот грех. Один внутренний голос просит Отца сделать нас святыми, а другой говорит: «Помирись со мною таким, каким я есть». Будучи взрослыми, мы подавляем этот второй голос. Ребенок, не имеющий такой силы сдерживания, открыто проявляет вторую сторону своего существа. Лучше открыться, а затем вычеркнуть из нашей жизни снисходительность к самому себе, чем промолчать и притвориться, что второй натуры не существует.

* * *

У Билли Грэма пятеро детей. Однажды во время семейной молитвы он пережил легкий шок, когда сын Франклин перебил отцовское толкование Евангелия словами: «Давайте меньше говорить, а больше молиться!»

* * *

Известный евангелист Дуайт Л. Муди посещал бары с маленьким мальчиком Томми, который умел убедительно молиться. Если увещевания Муди встречали холодно, Томми взбирался на пивную бочку и начинал молиться вслух. Он молился, пока не «вымаливал» всех пьяниц. Многие обращались благодаря его простому, но действенному служению.

* * *

Маленькая девочка молилась: «Господи, сделай всех плохих людей хорошими, а хороших — милыми!»

Приятна ли, радостна ли наша «доброта»?..

* * *

— Алекс, садись в машину, я отвезу тебя к врачу! — настаивала мама.

— Зачем? — спросил пятилетний Алекс.

— Из-за кашля.

После поликлиники они заехали к нам домой. Алекс был счастлив и беззаботен. Он радостно сказал мне: «У доктора нет кашля. Мы видели: у него все в порядке!»

По этому поводу я рассказал внуку историю моего обращения. Некто, любящий мою душу, привел меня к Иисусу, хотя и не испытывал нужды в Нем. Друг сказал мне, что я должен прийти к нему из-за своего греха. Я был счастлив от встречи с Иисусом. Я открыл, что у Него нет греха. Он чист. Это дало мне радость, длящуюся уже полвека.

Алекс сказал в заключение: «Точно так и с врачом! Когда меня привезли к нему с кашлем, я был рад, что у него нет кашля!»

* * *

Не поверивший рассказу Бернадетт (в Лурде) спросил у нее: «Какое выражение лица было у Девы Марии? Она хмурилась, грустила или улыбалась?»

Бернадетт ответила: «Она улыбалась».

«Покажи мне, как она улыбалась!» — настаивал сомневающийся.

И Бернадетт улыбнулась ему непередаваемой улыбкой, несущей сострадание и терпимость, печаль, удивление и ожидание. Человек упал на колени с возгласом: «Теперь я верю!»

Я тоже могу свидетельстовать о подобном случае в тюрьме. А вы видели улыбку ребенка, имеющего личные взаимоотношения со Спасителем? В этой улыбке отражаются небеса!

* * *

Когда Михаю исполнилось пять лет, мы повели его в синагогу на праздник Симхат Тора. Он учрежден в память о даровании евреям Закона на горе Синай. Свиток с текстом Закона носили по синагоге и люди прижимались к нему в поцелуе. Когда процессия подошла к нам, Михай спросил: «Я должен поцеловать свиток?». Накануне я объяснил ему значение древнего праздника и церемонии, поэтому сейчас сказал: «Как считаешь нужным». Раввин приблизился и опустил свиток, чтобы ребенок мог поцеловать его. «Спасибо! — сказал Михай. — Я не буду целовать свиток». Процессия остановилась и сотни глаз в ожидании обратились к мальчику. Напряженный до предела Михай повторил: «Я не буду целовать это».

После богослужения руководитель синагоги (и мой друг) спросил у мальчика: «Почему ты так поступил?» Михай ответил: «Бог дал мне маму, чтобы я ее целовал. А Тору дал, чтобы ее читали и исполняли, а не целовали».

* * *

Однажды девятилетняя Амелия подошла ко мне с серьезным вопросом: «Дедушка, мы можем возразить, когда видим, что Бог не прав, или надо промолчать?» Я ответил: «Великие мужи Божий, такие как Давид и Иов, откровенно говорили с Богом, когда считали, что Он не прав. Ты тоже можешь так поступить. Но чем ты недовольна?»

«Во-первых, Он не должен давать заповеди, а советовать. Мой папа все время приказывает, даже если он не прав. Во-вторых, Он неправильно сказал: «Люби ближнего, как самого себя». Мы не любим сами себя, как нужно. Мы себя мучаем и делаем нашу жизнь несчастной. Если бы мы так любили и своих ближних, это было бы для них ужасно. Мы должны любить их больше, чем себя!»

Думаю, что в первом замечании Амелия была права. Но это не вина Бога, а ошибка переводчиков Библии. То, что они назвали «заповедями», на самом деле не заповеди, а пожелания. В еврейском языке нет повелительного наклонения, но есть так называемое «повелительное» время. Запрещено начинать предложение с повелительного наклонения, что по-еврейски значит ЛО, но следует начинать со слова ЭЛ, что означает пожелание. Правильным переводом было бы: «Пожалуйста, не убий», «Пожалуйста, не укради» и т.д. Или даже «Если вы любите меня, то не убьете» и т.д.

Во втором замечании Амелия тоже права. Недостаточно любить своих ближних так, как мы любим себя. Иисус учит лучшему способу: «...как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Иоан. 13:34). Нет большей любви, чем положить жизнь свою за другого.

* * *

После проповеди о повиновении мать хотела убедиться, правильно ли понял её ребенок суть проповеди? «Ты слышал, как пастор сказал: надо слушаться своих родителей». Ребенок ответил: «Но ты упустила вторую часть проповеди: ты послушна отцу?»

Так действуют наши фильтры: мы слышим лишь то, что соответствует нашим интересам.

* * *

Когда в годы второй мировой войны я был пастором в Румынии, мой единственный костюм износился, и мне пришлось покупать новый. Утром, во время семейной молитвы, мы прочитали слова: «У кого две одежды, тот дай неимущему» (Лк. 3:11). Михай, которому тогда было 4 года, перебил чтение: «У тебя сейчас два костюма. Отдай один брату Н., который ходит в лохмотьях». «Который же отдать?» — поинтересовался я. «Конечно, новый. Господь даст тебе лучший». Решение было трудным, но я сдержал слово, как наказ. Бог щедр, одежды у меня потом было достаточно.

* * *

В нашей семье перед тем, как идти в школу, дедушка дает внукам деньги на пожертвования. Пятилетний Алекс однажды спросил: «Почему я должен отдавать деньги Богу? Разве Он хочет стать миллионером? Давай лучше пошлем ему Библию. Там ведь есть такой стих: «Ибо корень всех зол есть сребролюбие».

* * *

Как и многие дети, Амелия была переборчива в еде. Однажды я сказал ей: «Нельзя есть только манную кашу. Сначала ты должна съесть вкусный суп, салат, а потом всё остальное, что приготовила бабушка». Внучка ответила: «Я ем лишь то, что велит Писание». «Что ты имеешь в виду?» — удивился я. «Библия говорит, что Богу более всего нравится манная каша. Вот, прочитай!» И она показала мне стих о том, как Господь вел народ Израиля по великой пустыне и питал его манной небесной.

Я улыбнулся. Не перестаю удивляться тому, что и мы, взрослые, пытаемся увидеть в Библии лишь то, что хотим увидеть.

* * *

Учительница спросила в классе:

— Земля круглая?

— Нет, мэм.

— Плоская?

— Нет, мэм.

— Тогда какая же?

— Искореженная, как говорит мой папа!

* * *

В семь лет Амелия подошла ко мне с просьбой крестить ее собаку.

— Дорогая, крестить можно только людей!

— Почему?

— Потому что люди различают добро и зло, а собаки — нет. Они не могут нести за это ответственность.

Амелия была поражена: «Если моя собака не знает греха, то она, наверно, будет со мной после моего воскресения!»

* * *

Вечером в семье говорили о Рождестве. Мама спросила, почему

Иисус родился в яслях. Семилетний Джон ответил: «Тогда еще не было родильных домов». «Но, — возразила мама, — если бы Бог захотел, то нашел бы местечко получше». «Бог был еще в утробе Марии и оттуда ничего не мог сделать», — объяснил Джон.

Так и мы отгораживаемся от Него стеной, а потом удивляемся, почему Он не совершает для нас чудес.

* * *

Восьмилетняя Амелия однажды призналась:

— Я люблю мальчика из первого класса и сказала ему об этом.

— И что же он ответила

— Он сказал, что терпеть меня не может, а потом еще стукнул меня по голове.

— Значит, у тебя есть возможность последовать Иисусу и ответить ему любовью!

— Иисус учит нас подставлять другую щеку, но не говорит, что нужно делать, когда тебя бьют по голове. Поэтому я тоже его стукнула. Теперь он меня не простит!

* * *

Шестилетний мальчик впервые увидел скелет и спросил, что это такое.

— Это кости умершего человека, — объяснили ему.

— Ага, — прокомментировал он услышанное, — значит, на небеса уходят только мясо и жир без костей!

* * *

 Шестилетнего ребенка из баптистской семьи в Америке крестили в холодный день. На следующее утро, когда семья пела в честь Господа «Свят, свят, свят!», ребенок спел вместо «Господь триедин» — «Господь четырехъедин». Его пожурили, но он не сдавался: «Меня крестили во имя четырех: когда пастор погружал меня в воду, то говорил: «Во имя Отца — брр! — и Сына — брр! — и Святого Духа — брр!» Пастор дрожал от холода, а малыш решил, что его «Брр!» — это четвертая персона Единства.

* * *

Во время семейного чтения ребенок услышал, что мы созданы из праха земного и после смерти возвращаемся в прах.

— Что такое прах? — спросил он.

— Это пыль, сдуваемая ветром с земли!

— Тогда под моей кроватью кто-то рождается или умирает, — заметил ребенок.

* * *

Ребенку рассказали, что Адам стал живой душой после того, как Господь вдохнул в него Свое дыхание. Ребенок заметил: «Тогда Бог умер». Его невозможно было переубедить: «Бог пожалел Адама и отдал ему Свое дыхание, а сам умер», — твердил он.

* * *

Пятилетний Михай спросил, откуда появляются деревья. Я рассказал ему, что нужно выкопать в земле ямку, положить туда абрикосовую косточку, засыпать землей и поливать. Через некоторое время вырастет дерево.

Михай с воодушевлением принялся за дело. Вместе с братом они прилежно выполнили мою инструкцию. Полив свое сокровище, они тут же раскопали ямку, чтобы посмотреть, не растет ли дерево, и были ужасно разочарованы.

* * *

Когда я читал Михаю из Книги Иисуса Навина, как Господь повелевал воинами, он сказал мне: «Должно быть, это происходило до того, как Бог покаялся и стал христианином».

* * *

Я научил маленького Алекса стиху: «Будет молиться Богу, и Он — милостив к нему» (Иов. 33:26). Но в лексиконе шестилетнего ребенка не было слова «милостив», поэтому, повторяя стих, он сказал: «Будет молиться Богу, и Он будет молиться ему».

Алекс не мог понять, почему его версия была неправильной: она соответствовала его опыту. «Я молюсь Богу и говорю Ему то, чего желаю. Потом Он мне молится и говорит, чего Он желает. Я говорю Ему, что люблю Его, а Он говорит мне то же самое. Он молится даже лучше, чем я!»

У нас есть проблема: нам нужна целеустремленность в жизни, нечто, для чего мы жили бы. У Иисуса тоже есть проблема: Ему нужны труженики для Его Царствия.

Мы молимся Ему, говоря о своих проблемах. Он также говорит с нами через Библию, церковь, служителей, внутренний голос, события жизни, иногда через видения и сны.

В конечном счете, ребенок был прав: мы молимся Ему, Он — нам.

* * *

Восьмилетняя девочка сказала: «Интересно, почему некоторые люди говорят о своем общении с Иисусом? У меня никогда не было никакого «испытания». Он велел мне прийти и я пришла. Он сказал: «Я дам покой» и дал мне его. Я не понимаю, почему люди надоедают Иисусу.

Он дал им покой, теперь пусть они оставят Его в покое».

* * *

В нашем доме часто бывают гости. Мы беседуем о многом. Однажды мы с другом-христианином обсуждали философские вопросы. Десятилетняя Амелия тихо играла со своими игрушками в той же комнате. Я заметил: «Какая точка на самом деле является «точкой слепоты» по отношению к другим точкам зрения? Если вы смотрите на потолок, то не можете видеть происходящее на полу. Любая партийная или классовая точка зрения ослабляет вашу способность четко видеть другие точки зрения. Только всеобъемлющая интуиция может дойти до истины».

К нашему удивлению, Амелия прервала нас: «Видеть всё — это тоже слепота. Вы не можете различить, что существует не только целое, но и его части, отличающиеся друг от друга. «Целое» — это абстракция, обозначающая часть реальности. Истина постигает всё: и части, и совокупность». Я, конечно, не ручаюсь за дословность передачи сказанного ею, диктофон у меня не был включен. Но именно такую мысль высказала девочка. Все в комнате были ошеломлены. А Амелия вернулась к своим куклам.

* * *

Пятилетний Алекс задумчиво заметил: «Богу придется быть терпеливым ко мне, когда я стану ангелом. Я не смогу сразу летать хорошо. Ведь на коньках я много раз падал, пока научился!» Потом он удивился: «Разве падшие ангелы — это не те, которые учатся летать?»

* * *

Одна женщина пожаловалась мне: «Моя дочь говорит, что она верующая и рождена свыше, но посмотрите, какое у нее короткое платье и голые руки!» На стене висел портрет ее матери. На ней было такое длинное одеяние, что делало ее похожей на монахиню. Я сказал: «Ваша нынешняя одежда показалась бы вашей маме фривольной. Примиритесь с тем, что наши дети могут верить так же, как мы, но иметь свои взгляды на привычные для нас вещи».

* * *

Говоря об умирающем, ребенок высказался так: «Бог заботится об умирающем точно так же, как мама заботится о живом, только при этом Он не кричит на него всё время».

* * *

Советский баптист Петерс был убит при нелегальной перевозке Библий. Все говорили, что он ушел на небеса и его 4-летний сын спросил у плачущей мамы:

— Разве небеса — плохое место?

— Что за глупый вопрос?

— Я не понимаю, почему ты плачешь, если отец ушел в столь прекрасное место, о котором вы оба говорили, что это — рай!

А теперь сравните высказывания ребенка со словами пастора, у которого спросили:

— Куда вы попадете после смерти?

— Конечно, на небо! — ответил пастор. — Но зачем говорить о таком грустном, как смерть?

* * *

В СССР школьникам внушали, что человек произошел от обезьяны. Один ученик поднялся на уроке и сказал: «Спасибо, что объяснили. Я уже давно убедился, что нашей страной управляют глупые люди, но не знал, откуда их столько появилось, а теперь буду знать». Другой школьник так откликнулся на сообщение о предполагаемых предках: «Я видел в зоопарке обезьян — это чудесные создания. Не могу поверить, что от них произошла порода людей, причинивших столько бед нашей родине».

* * *

Румыния — православная страна, в которой священники имеют обычай ходить с крестом от дома к дому и благословлять семьи верующих. Священник остановил на улице маленькую Раби и протянул ей крест для целования. Девочка сказала: «Кресту не нужна моя любовь. Она нужна вам». Приподнявшись на цыпочки и ухватив священника за бороду, она дотянулась и поцеловала его.

Иисус сказал: «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40). Ребенок был прав.

* * *

Пятилетний Михай сказал мне: «Папа, я умнее тебя! Когда ты был молод, то грешил, а потом покаялся. А я родился в христианской семье с самого начала».

* * *

Семилетний Алекс полюбил футбол и пытался объяснить правила игры дедушке, который мало интересовался футболом: «Во время игры иногда кажется, что твоя команда проигрывает, но в последнюю минуту игра может измениться, и вы можете выиграть. Так и между Богом и дьяволом. В Страстную пятницу казалось, что Бог проиграл. Иисус умер на кресте. Но затем Бог все перевернул и в Пасхальное воскресение забил гол в ворота дьявола! Бог победил!»

Никогда не говорите: «мы проиграли» или «мы проигрываем». Еще не прозвучал финальный свисток судьи.

* * *

Маленький мальчик однажды сказал другому фразу, услышанную, возможно, от родителей: «Твой Бог — злой». Такие слова никогда не исходят из детского сердца. Его друг ответил: «Давай вместе сделаем Его хорошим». Мальчик возразил: «Это глупо. Мы не можем решить, каким должен быть Бог».

Тогда верующий ребенок (ему было около восьми лет) сказал: «Конечно, Бог тоже когда-то, как и мы, был мальчиком и жил в доме Иосифа и Марии, которые ежедневно учили Его быть любящим, добрым, честным, трудолюбивым. Если бы Иисус родился в другом доме, злые родители могли бы научить Его злу, ругани, воровству и пьянству. Мы тоже можем учить Бога».

Это был детский способ выразить мысли, которые очень глубоки для того, чтобы их можно было выразить словами.

Библия говорит, что мы можем «вылечить» Бога, то есть сделать Его больше. Больше в чём? Мы можем сделать так, чтобы Он торжествовал с пением (Соф. 3:17). Мы можем Его опечалить. Мы можем Его прогневить. Мы можем решить, каким Он будет. Бог есть Любовь — но это зависит от нашего ответа.

* * *

Ребенок, исключенный из воскресной школы за плохое поведение, кричал: «Верните мне мои деньги!»

Однажды я сделал то же самое. Я был на воскресном богослужении в одной церкви города Бостона, Массачусетс. Когда собирали пожертвования, я положил немного денег на поднос. Затем пастор выступил с проповедью, направленной против Ричарда Никсона. Хотя я не голосовал за Никсона, но не намеревался слушать политическую речь в церкви. Я слушал пастора около десяти минут и, убедившись, что за это время он ни разу не упомянул Христа, встал и сказал: «Пожалуйста, начните говорить о Боге!» Пастор в ответ раздраженно воскликнул, что имеет право говорить обо всем.

Я ответил: «Это не так, сэр! Когда в лавке я покупаю сыр, мне дают его, а когда помидоры — мне подают помидоры! Лавка принадлежит торговцу, но он выполняет пожелания того, кто платит. Здесь я положил деньги, надеясь приобрести новые знания о Боге. Если вы хотите говорить о Никсоне — говорите, пожалуйста. Но только верните мне мои деньги!»

Я применил основной принцип детского богословия. Если бы в церквах было больше детей, служители преподавали бы истинные ценности, чтобы не остаться без содержания.

* * *

Когда Михаю было 5 лет, я упрекнул его за нехороший поступок: «У Бога есть книга, на одной из страниц которой написано твое имя. Он записывает в книгу твои грехи. Ты согрешил позавчера, вчера, и вновь — сегодня». Михай ответил: «Ты думаешь, что Он записывает обо мне только плохое? Разве Он не записывает и добрые дела?»

И он был прав. Представление о Боге, как о полицейском, регистрирующем проступки человека, неверно.

* * *

Ребенку дали две монетки: одну ему, а вторую — для пожертвования в воскресной школе. По пути ребенок уронил монетки и нашел лишь одну из них. «Как жаль, Господи, — сказал он, — что Твоя монетка потерялась».

* * *

Маленький Михай стремился ходить вместе с нами на всенощные богослужения, на которых засыпал, но и слушать не хотел о том, чтобы остаться дома. Он говорил: «Быть в церкви — значит, быть с Богом. Почему бы нам не проводить в церкви всю жизнь? Церковь была бы нашей детской площадкой для игр!»

Сказанное им он принимал за истину, поэтому огорчался, что в церкви такая серьезная атмосфера. И однажды нарушил воскресное богослужение шумной игрой. Я решил наказать его и по пути домой спросил:

— Хорошо ли, что сын пастора плохо ведет себя в церкви?

Михай ответил:

— Ты думаешь, я не слушал проповедь? Да я знаю каждое ее слово!

— Хорошо же! О чем она была?

— Ты горячо призывал прощать тех, кто согрешил. Что же ты собираешься сделать сейчас?

* * *

Мальчик обратился к Богу с запиской: «Дорогой Господь, с церковью всё в порядке, только служения очень скучные. Не можешь ли Ты написать несколько новых песен? Твой друг Берри».

Истинная религия никогда не скучна, потому что она сосредоточена на чудесном Человеке.

* * *

Шестилетняя Дороти не согласилась, когда мама посоветовала относиться к своей кукле Элизабет, как к игрушке. «Если бы она была только куклой, — сказала девочка, — я не одевала бы ей подгузники. Вот видишь — она не кукла!» Мое отношение к человеку отражено в моих мыслях о нем. Если я отношусь к нему плохо, то думаю о нем, как о враге.

* * *

Пятилетнего еврейского мальчика Виктора везли мимо церкви. «Папа, давай остановимся и посмотрим, как Бог поживает сегодня», — попросил он.

А мы тоже ходим в церковь с такой же целью?

* * *

Алекс, после посещения дома состоятельных людей, заметил: «Плохо быть миллионером. Богатство делает людей злыми, и они перестают делиться с другими».

* * *

Амелия увидела во сне Иисуса. Он ласково говорил ей: «Приди ко мне». И она шла к Нему, кружась, как в танце.

* * *

Христианин Геннадий Малахов освобождался из советской тюрьмы, и вся его семья пришла к ее воротам. Встретив отца, его дочь спросила:

— Папа, куда ты идешь?

— Я иду домой, дочка,— ответил он.

— Ты должен остаться здесь, — возразила она.

— Почему? Разве ты не рада тому, что мы опять вместе?

— Нет, — ответила девочка, родившаяся после его ареста и никогда не видевшая отца. — Мне всегда говорили, что ты должен в тюрьме страдать за Христа!

* * *

Сын христианина Михаила Сахарова пошел с мамой в тюрьму навестить своего отца. Заключенный протянул руки к мальчику со словами: «Иди ко мне, мой дорогой». А мальчик потянулся к маме и сказал: «Я не пойду к нему! Мой папа — красивый, я видел его фотокарточку! Этот худой и в морщинах — не мой папа!»

Не только дети христиан, преследуемых советскими коммунистами, ошибались и не узнавали тех, кого они любили. Евреи любили Бога во Славе, но когда Его Сын младенцем появился в яслях, а позже как поруганный и распятый Спаситель, они Его не узнали.

* * *

Четырехлетний Терри слушал религиозную радиопередачу, в которой проповедник сказал: «Иисус мой».

— Это неправильно! — воскликнул мальчик. — Он забыл обо мне! Иисус не только его, Он — наш!

Берите всё, что можете, от Иисуса и Его церкви, но помните, что монополии нет ни у кого. Иисус учил нас молиться «Отче наш», а не «Отче мой».

* * *

Известен миф о Нарциссе, который всю свою жизнь любовался своим отражением. Мальчик заметил: «Учитель нашей воскресной школы — Нарцисс. Он хвастается, что человек — венец творения. А я в зоопарке видел дельфинов, проделывающих изумительные трюки. Разве человек может сделать такое сальто? Почему в Библии Иисуса называют львом и агнцем? Потому что лев сильнее всех, а агнец более кроткий, чем человек».

Маленькие дети свободны от схоластики взрослых, они не смотрят на животных сверху вниз. Истинно, что Бог сотворил человека по своему подобию. Он дал ему разум, чтобы думать, дал чувства и рассудок. Но в отличие от Нарцисса, человек должен любоваться не своим отражением, а Божиим в себе.

* * *

В американском городе Орора, Колорадо, повесился восьмилетний мальчик Чарли. Он иногда бывал непослушным, однажды намеренно поломал школьные принадлежности своих товарищей и в наказание был лишен денег на карманные расходы: их передали в уплату за поврежденные вещи. Чарли обиделся: «Когда я провинился, — подумал он, — у меня забирают карманные деньги. Когда ссорятся мои родители, Бог не забирает их денег в наказание». Самоубийство стало последним аргументом Чарли.

Брат покойного сказал бабушке: «Чарли ушел к Богу в гости, но он еще вернется». Нет сомнений, что Чарли вернется вместе с Иисусом и как мы посмотрим в его укоряющие глаза? (эта история из «Денвер Пост» за 22 апреля 1985 года).

Биографы Ленина свидетельствуют, что всего одна порка заставила его сорвать с шеи крест и возненавидеть Бога на всю жизнь. Отец Ленина спросил у священника, что делать со своевольным сыном и тот посоветовал: «Выпороть, батенька». А мальчик подслушал.

* * *

Несколько мальчиков плохо вели себя в воскресной школе. Учитель хотел на них повлиять и сказал, что Бог будет их судить. Он читал им нотацию, время от времени восклицая; где Бог? где же Бог?

Один из мальчиков сказал: «Нам надо бежать отсюда, а то он обвинит нас в том, что Бог исчез по нашей вине!»

* * *

В воскресной школе пастор описывал распятие и смерть Иисуса. В конце рассказа мальчик сказал:

— Этого не может быть!

— Почему? — отозвался пастор.

— Если бы это случилось на самом деле, вы рассказывали бы со слезами на глазах!

Этот случай научил меня правде проповеди.

* * *

В дни рождественских праздников в церковь пришел мальчик, у которого была очень больна мать. В церкви он взял из яслей фигурку Младенца Иисуса и унес с собой. По пути домой он вынул из кармана фигурку и сказал ей: «Теперь Ты понимаешь, что значит остаться без мамы!» Мама выздоровела, и мальчик отнес фигурку на место.

* * *

Часто повторяют историю о шестилетнем мальчике, который нес своего четырехлетнего брата. У него спросили: «Не тяжел ли он для тебя?» Мальчик ответил: «Нет, он же мой брат!»

* * *

Еврей-христианин Исаак Файнштейн был миссионером в Румынии. Он погиб в дни погрома, оставив шестерых детей. Его дочь, умирая в возрасте 9 лет, утешала маму: «У тебя остается еще пятеро. А папа в ином мире и с ним нет никого из нас. Вот я иду к нему».

* * *

Отец согласился стать аудиторией из одного человека для рождественской сценки, которую собирались сыграть в гостиной четверо его детей. Одна из девочек играла Марию, мальчик Иосифа, второй — ангела, принесшего добрую весть, а вторая из дочерей представилась: «Я — три мудреца, пришедших с востока!»

Когда отец сказал, что она не может быть сразу тремя мудрецами, девочка ответила: «А почему нет?»

И вправду, почему бы и нет? Нет ни одного человека, имевшего бы только одно «я». Он обладает их совокупностью. В каждом есть внешний человек, внутренний человек, сокровенный человек сердца, Ego, Super-ego. Часто мы говорим «сами с собой» или пытаемся жить, руководствуясь умственными аргументами.

Лучшим у Петра было то, что он признал Иисуса Христа «Сыном Божиим». Худшим было его отречение от своего Учителя словами: «Я не знаю этого Человека».

В большей или меньшей степени все мы — раздвоенные личности. Самые цельные натуры среди нас, возможно, лишь самые маленькие дети.

Один ребенок может сыграть сразу трех мудрецов. Если бы взрослый попробовал сыграть такую роль, то эта троица, возможно, поссорилась бы внутри него.

* * *

Укладывая дитя спать, мама сказала: «Не забудь помолиться, чтобы Господь даровал нашей бабушке дожить с нами до глубокой старости».

— Зачем? — спросила девочка. — Не лучше ли попросить, чтобы Он даровал ей молодость?

* * *

Советский атеистический журнал «Наука и религия» рассказал о нескольких христианских семьях, бежавших в сибирскую тайгу, чтобы избежать преследования за веру. Они прожили жизнью отшельников более сорока лет. Ученые записали такую историю из жизни детей этой общины. Когда умерла собака, мальчик сказал: «Давай похороним ее и на могилке поставим крест». Второй мальчик возразил: «Это было бы не по закону — собака не была крещена».

— Тогда давай положим на ее могилку гирлянду из листьев. Собака увидит с неба и возрадуется.

* * *

Атеиста Эйнштейна привел к вере в Бога маленький ребенок: это был никто иной, как Иехуди Менухин, который в шесть лет поразил мир своей игрой на скрипке. Эйнштейн был в гостях у отца скрипача. Они говорили о Боге и Эйнштейн объяснил, почему он не верит в Бога. Вундеркинд Иехуди слушал этот разговор, играя в комнате. Вдруг он сказал: «Господин профессор, я докажу вам, что Бог существует». Ради забавы Эйнштейн спросил: «И каковы же твои доказательства?» Иехуди взял свою маленькую скрипку и начал играть. Эйнштейн слушал чудесную игру в экстазе. Закончив играть, Иехуди спросил: «Если Бога нет, как мог бы шестилетний ребенок так исполнять музыку, достойную лучших концертных залов?»

Больше Эйнштейн никогда не утверждал, что не верит в Бога.

* * *

После вечерней молитвы отец прочитал дочке о том, как Иисус омыл ноги своим ученикам. Она заметила: «Иисус тоже ходил босиком или просто в сандалиях по пыльным дорогам Палестины. Было бы чудесно, если бы один из учеников после того, как Иисус омыл ему ноги, предложил сделать то же своему Учителю. Почему это не пришло никому в голову?»

* * *

Один из самых известных учителей древней христианской церкви Ориген прошел всю полноту страданий, хотя и не удостоился мученической смерти. Он был ребенком, когда арестовали его отца Леонида (позже умершего за веру). Мальчик делал все от него зависящее, чтобы тоже попасть в темницу. Напрасно мать отговаривала его. В отчаянии она спрятала одежду сына и лишь таким способом вынудила его остаться дома.

Не имея возможности предпринять еще что-нибудь, он писал отцу: «Остерегайся изменить свое решение пострадать за Христа из опасения за наше благополучие».

* * *

Пятилетний Михай побывал на молитвенном собрании, где молились о бедных. «Папа, — спросил он, — зачем тревожить Бога молитвой о бедных? Не лучше ли самим дать им денег?»

* * *

Когда моей внучке было семь лет, она наблюдала, как я рисовал лица людей. Я рисую более чем плохо. Она сказала: «Дедушка, ты грешишь! Бог сотворил человека прекрасным, а на твоих рисунках он уродлив!»

Хотел бы я, чтобы Пабло Пикассо услышал эти слова. Великий мастер рисовал людей уродливыми. Позже я понял, что часто называл плохими людей, которых возлюбил Бог, которых Он ценил.

* * *

Пятилетний мальчик наблюдал, как его мама делала пирожные. Вдруг ему в голову пришла блестящая мысль:

— Мамочка! Ты научила меня многим хорошим словам. Я ведь тоже могу тебя научить?

— Конечно! Чему же ты хочешь научить меня? Какие слова я должна выучить?

— Скажи: дитя мое, возьми пирожное!

* * *

Однажды ночью Лютер молился: «Боже, это мой мир или это Твой мир? Это моя Церковь или это Твоя Церковь? Если это Твоя Церковь, Твой мир, позаботься, пожалуйста, о них. Я устал и должен идти спать. Спокойной ночи, мой Бог! Увидимся утром».

Предоставьте проблемы воле Божией.

* * *

Говорят, что Мать Тереза однажды сделала замечание монахине, постоянно жаловавшейся на свои беды: «Не беспокой своих сестер. У каждой из них есть свои заботы!» Монахиня добродушно заметила: «Вы правы. Я буду рассказывать о своих проблемах Иисусу». Мать Тереза возразила: «О нет! Ему — в последнюю очередь! Разве Он недостаточно пострадал? Оставь Его в покое!»

* * *

Одна семейная пара постоянно оставляла своего малыша в церковных яслях, где обычно было очень шумно. Наступил день, когда родители решили впервые взять ребенка на взрослое богослужение. Они заранее предупредили ребенка: «В церкви — никаких разговоров!»

Все было хорошо, пока пел хор. Когда же пастор начал проповедь, мальчик закричал: «В церкви — никаких разговоров!»

* * *

Когда армия северян в годы трагической гражданской войны в Америке одержала победу, ликующая толпа чествовала Авраама Линкольна. Он спросил у толпы, как поступить с плененными вожаками рабовладельческого Юга. Ему кричали: «Повесить!» А сын Линкольна Тэдди сказал: «Не надо казней, отец. Лучше обними их!»

«Ты прав»,— сказал Линкольн и поступил по совету сына (и, сделав неизбежной, как считают многие, свою гибель от пули террориста).

То ли ребенок стал отражением мужчины, то ли наоборот, но союз был спасен и сегодня граждане США — единая нация, ходящая пред Богом.

* * *

Когда искушение закрывает наше духовное зрение, полезно сосредоточить внимание на возможных последствиях своего поступка и вспомнить о людях, которым вы причиняете боль.

После первой атомной бомбардировки японского города Хиросимы репортеры спросили у американского пилота:

— Что вы думаете о происшедшем?

— Почему бы вам не спросить у жертв бомбы? — с грустью ответил он.

* * *

Отец рассказал своему сыну притчу о потерянной овце со всеми подробностями. Он рассказал, что овца ночью выпрыгнула сквозь дыру в заборе и ушла, но, к счастью, добрый пастырь смог найти ее. Выслушав притчу, мальчик сказал: «Я думаю, что Иисус уже проверил, заделал ли пастырь дыру в заборе!»

* * *

В моем доме собрались около десяти верующих, придерживающихся в жизни различных взглядов. Разгорелся спор по библейским вопросам. Люди забыли святое правило: не спорить, если страсти накалятся. Они начали кричать друг на друга. При этом присутствовал четырехлетний Михай. Когда перепалка достигла апогея, он произнес четыре греческих слова: «Kardia kai psyche mia». Его слова услышали присутствующие и кто-то спросил у меня, что они означают. Я перевел: «Одно сердце и одна душа». Люди были ошеломлены и замолчали. Спор прекратился.

Пытаясь найти объяснение этому событию, я предположил, что Михай слышал, как я вслух читал в оригинале Новый Завет. Эти слова есть в Деяниях 4:32: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа». Тогда я обратил внимание жены на красоту и созвучие этих слов: kardia… mia, объяснил ей их значение. А Михай запомнил и в нужный момент очень удачно произнес эти слова.

* * *

Нина и ее младший брат были ошеломлены сиреной проехавшей мимо машины «скорой помощи». Пытаясь просветить младшего братика, стоявшего с широко раскрытыми глазами, Нина сказала: «Сирена нужна для того, чтобы остальные машины остановились и позволили им проехать!» Ее брат не согласился: «Наверно, они поднимают такой шум, чтобы каждый знал, что есть кто-то, за кого все мы должны молиться, потому что он попал в большую беду».

* * *

Раввин увидел на улице ребенка, играющего с мячом и спросил у него:

— Что ты делаешь?

— Я играю в мяч с Богом!

— Как же ты можешь это делать? — рассмеялся раввин.

— Я подбрасываю мяч вверх, а Он мне его возвращает, — ответил ребенок.

* * *

Отец дал своим детям деньги на карманные расходы и спросил, сколько они намерены отдать Богу. Самый младший ответил: «Ничего». Удивленный отец спросил:

— Разве ты не хочешь показать Иисусу, как сильно любишь Его?

— Я ничего не должен показывать, — сказал мальчик. — Он хорошо знает, как я люблю Его, даже если я ни пенса не положу на церковный поднос.

* * *

В маленьком румынском городке я спросил детей, играющих на солнышке у пресвитерианской церкви, как найти пастора. Мальчик лет двенадцати вызвался проводить меня к пастору. По пути мы разговорились и я узнал, что в следующее воскресенье мальчик впервые примет причастие.

— Значит, ты веришь в Христа! — заключил я.

— О нет! — возразил он. — Я иду на конфирмацию, потому что мама настаивает на этом.

— Почему ты так говоришь? Он дал замечательный ответ:

— Мне кажется, что если бы Господь две тысячи лет тому назад сотворил Иисуса Христа, то Он мог бы создать Его в каждом поколении, в каждом городе, чтобы дать людям учителя. Я такого не встречал. Мой отец умер, мама бедна, никто никогда не дал мне ни конфетки, не проявил ко мне сочувствия. Христа никогда не было.

— А разве ваш пастор не маленький Христос? — спросил я.

— Нет! — сказал мальчик.

Мы подошли к дому пастора. Мальчик ушел. Я рассказал пастору о разговоре с мальчиком, мечтающим встретить «маленького Христа».

— Какой идиот! — сказал пастор.

Но кто?

* * *

Я сделал маленькому Михаю замечание. Он стоял передо мной виноватый, опустив голову. Я спросил у него:

— Почему ты не смотришь мне в лицо?

— Не хочу смотреть, как твой рот произносит суровые слова, — ответил он. — Хочу смотреть на любящее сердце, из которого они выходят.

* * *

Писатель Эли Вайзель был узником нацистского концлагеря и

оставил свидетельство о еврейском ребенке, умирающем с голода. Он украл кусочек хлеба и был повешен. Он не плакал и не сопротивлялся. Жизнь была дана ему без объяснений и так же, без объяснений, жестоко была отнята. Где был Бог? Бог был, на виселице, тихо пребывая рядом с ребенком и скорбя. Что еще можно сказать о значении этого часа?

* * *

Мальчик попытался нарисовать собаку, но она получилась ... без хвоста. Взрослый, рассматривая рисунок, спросил: «А где же хвост?» Мальчик ответил, хитро прищурившись: «В чернильнице!»

Иногда нас критикуют за наше несовершенство. Я слышал такую поговорку: «Будь терпелив — Бог меня еще не закончил».

Наши добродетели всё еще в «чернильнице». «Начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа» (Фил. 1:6)

* * *

Мальчик спросил у мамы, откуда он появился. Мама ответила:

— Бог послал тебя в мир.

— А ты как появилась?

— Меня тоже послал Бог.

— А бабушка?

— И она послана Богом.

— Мамочка, почему в нашей семье так много секса?

* * *

Ребенок вернулся из воскресной школы возбужденным:

— Мы узнали, как Моисей перевел народ Израиля через море! Он взмахнул свои посохом, и с неба упали строительные материалы! Потом он вновь взмахнул, и все сложилось в огромный мост. В третий раз взмахнул — и прибыли повозки, чтобы перевезти старых и малых!

Мама нахмурилась:

— Я не уверена, что тебе об этом рассказывали именно так.

— Если бы я тебе повторил, что нам на самом деле рассказывали, ты ни за что не поверила бы, — объяснил сын.

Эпилог

Любовь к Богу всегда должна походить на любовь ребенка.

Недавно я видел сон, который произвел на меня сильное впечатление. Я снова был в тюремной камере. На моей койке лежала огромная гусеница. Я хотел избавиться от нее, но дверь была заперта. Мне не оставалось ничего иного, как убить ее, что я и сделал.

Утомленный происшедшим, я вдруг понял, что убил ребенка внутри себя — мою способность верить всем сердцем, любить безгранично, доверять безоговорочно. Я убил лучшее, что было во мне.

Я проснулся с чувством большого сожаления о случившемся. Можно ли убить ребенка в человеке?

Сегодня аборт стал предметом всеобщей полемики. За последнее десятилетие только в США было убито около пятнадцати миллионов нерожденных детей. В Китае тысячами убивают новорожденных девочек, потому что женщине не разрешается иметь более одного ребенка, а она предпочитает мальчика.

Мы тоже убиваем, но духовно. Мы убиваем ребенка в себе, ребенка, который, по словам Ницше, «хочет играть». Даже непримиримый противник религии Маркс был вынужден признать: «Я должен сказать, что в христианстве есть одно достоинство. Оно научило людей любить детей». Оно сделало больше: научило любить детей внутри нас. В этом  — уникальность детской теологии, детского богословия.

Девочка Арн Чорн из Кампучии во время резни, уничтожившей не менее двух миллионов ее соотечественников, включая и ее семью, так объяснила пережитое:

«Дети менее озлоблены, чем взрослые. Они быстрее забывают обиды. Может быть, дети больше знают о своем несовершенстве и поэтому могут посмеяться над собой, не воспринимать себя слишком серьезно? Может быть, как дети, мы чувствуем братство несовершенства? Дети меньше уверены в своей абсолютной правоте. Взрослые, уверенные в том, что они абсолютно правы, объявляют войну, даже религиозную, нарушая свою абсолютную праведность».

Иисус упрекает нас: «Ты оставил первую любовь свою» (Отк. 2:4) — детскую любовь. Иисус любит в детях их неискушенную любовь, доверчивость и откровенность. Когда религиозные лидеры закрываются от Него, дети с их детской теологией, принимают Его всем сердцем, обнимают и целуют, не смущаясь, с теплотой и непосредственностью малышей. Не зная богословия, они обнимают Бога, о Котором спорят богословы.

Сердце Евангелия, Благая Весть, о которой свидетельствует все Писание, — это то, что Бог любит, прощает и принимает. Иисус пришел в образе Человека, чтобы явить истинный характер Божественности (Иоан. 3:16).

Пусть Господь дарует нам благодать принять Его, как дети, которые встречают входящего домой отца!