Главная / Библиотека / Юмор

Юрий Нестеренко

Диалог у монитора

— Ой, Вань, гляди, какие форточки! Балдею, что за красота! А Юникс — буквы все да черточки, И непонятно ни черта. Иван, снеси его, давай, И лучше форточки скачай! Ну что «мастдай», опять «мастдай»! Обидно, вай! — Ты, Зин, на грубость нарываешься! Тебе бы только дергать мышь! Тут в фирме с юзерами маешься, Придешь домой — там ты сидишь. Винды — отстой для дурака, А если не пуста башка, Нужна командная строка! Плесни пивка! — Ой, Вань, письмо мне из Америки! Зайдем по ссылкам, что внутри! Ну что ты сразу как в истерике? Ведь обещают Money Free! Не хочешь сам — тогда пусти Меня полазить по сети! Чай, сам сидишь в ней с девяти До девяти! — Ты, Зина, лучше помолчала бы! Нсколько б легче было нам, Когда бы ты не отвечала бы На провокации и спам. Я сколько раз — ты вспомни, Зин! Из-за тебя менял login? В последний раз под ним грузин Звонил в Берлин! — Ой, Вань, а это что за файлики? Ну для чего они, Ванек? А мне в письме рисуют смайлики, Ты слышишь? Видимо, намек. А он сидит и ни гу-гу, Нет, я так больше не могу! Иван, я от тебя сбегу До четвергу! — ...Так, этот модуль подставляется... Ой, Зина, не гони волну! Ну вот, пока откомпиляется, Пойду еще пивка глотну. Тебе бы все меня достать, А нет бы хелпы прочитать? Там просто все, как пятью пять, Hи дать, ни взять! — Ну вот, читаю: «Здесь находится Набор системных утилит». Да, кстати, Вань, как переводится Строка «Formating C:... Complete»? Ты что-то нервный стал, Иван, Зачем ты выронил стакан? Ну что ты пялишься в экран? Очнись, Иван! — ...Вот блин, так ты читаешь шуточки! Предупредила б, ё-мое! Тебя ж оставишь на минуточку... Нет, это, право, не житье! Ведь говорил же мне Вадим: Программер должен жить один... Положь на место новый DIMM!! Зарежу, блин!!! (С) YuN, 1999

Песня о supervisor'e

По Novell'овским просторам Сервер файлы рассылает; Между принтером и дверью Восседает supervisor, Cyberdaemon'у подобный. Черных замыслов он полон: Он крутой upgrade замыслил, От которого, конечно, Сеть работать станет хуже, Но зато узнает каждый, Кто в конторе самый главный. Хакер стонет от досады, Понимая, что придется Все ломалки для паролей Переписывать сначала. Секретарши тоже стонут: Им вдруг стали недоступны Директории с Prefclub'ом И игрушкой Lines любимой. Глупый юзер робко прячет Три игрушки в каталоге, Атрибут им ставит hidden, По наивности надеясь, Что никто их не заметит. Только грозный supervisor Лезет смело и свободно В директории чужие: Скоро! Скоро все повиснут! (C) YuN, 1996

Песня компьютеризированных разбойников

Говорят, мы бяки-буки, И на нас управы нет, Дайте в руки ноутбуки — Мы взломаем Интернет. Ой-ля-ля, ой-ля-ля, Hе заплатим ни рубля, Ой-ля-ля, ой-ля-ля, Оп-па! Зря спасенья не ищи ты, Ибо мы умнее всех! Ваши хитрые защиты Мы расколем, как орех. Ух-ух-ух, эх-эх-эх, Всюду влезем без помех, Вай-вай-вай, открывай Файлы! Говорят, мы бяки-буки, И, фон Hейман нас прости, Мы плодим такие глюки — Вам вовек не разгрести. Пам-пам-пам, та-ра-рам, Без ошибок нет программ, Та-ра-рам, трам-пам-пам, Так-то! Мыслим мы машинным кодом, Это высший пилотаж! Всех поздравит с Hовым Годом Самый новый вирус наш. Раз-два-три, три-два-раз, Пишем вирус на заказ, Тук-тук-тук, ждите глюк В полночь! 1997

Посвящается надписи «It is now safe to turn off your computer» в Windows 95

О юзер, владеющий мышкой, И знающий клавишу Enter! Закончив работу, не вздумай На кнопку питания жать! От этого жеста простого Такие пойдут инциденты — Когда ты узнаешь об этом, От ужаса будешь дрожать. Ты больше уже не под ДОСом, А Windows — это не шутки, И лучше тебя понимают, Что делать с машиной твоей. Коль заповедь эту нарушишь, То будут последствия жутки: Осыплется с треском винчестер И все дисководы, ей-ей. Потом кинескоп в мониторе Взорвется подобно гранате (А если он жидкокристалльный, То вытечет жидкий кристалл). Протянет все ноги процессор, Замкнутся дорожки на плате, На мышку сквозь щель CD-ROM'а Польется кипящий металл. Иссякнет вода в унитазе, Отключится свет по району, Замрут поезда и трамваи, Исчезнут консервы и сыр. В реакторах атомных станций На волю прорвутся нейтроны, И рухнет на головы граждан Из космоса станция «Мир». Торнадо начнутся на небе, Цунами начнутся на море, Проснутся Везувий и Этна, Лавины сойдут с высоты. И даже в далеком Зимбабве Слоны передохнут от горя, Утопятся все крокодилы, И в том виноват будешь ты. Поэтому, кончив работу, Нажми прежде Alt-F4, Узри грязно-желтую надпись, И только потом выключай — Ведь это теперь БЕЗОПАСHО! И будет спокойствие в мире, Раз Windows тебе разрешили. И пей с чистой совестью чай. (C) YuN,1997

Стихи о лицензионном софте (Маяковский в Митино)

Я волковым стер бы Windows NT. К OS-warp'ам почтения нету, Ко всем флопам с матерями лети любая система. Hо эту... Hа Митинском рынке толпы снуют, клиент вдоль прилавков движется. Здесь покупают и продают все, что на диски пишется. Одним сидюкам — кривые смешки, другим — сплошное доверие. С почтеньем берут, например, сидюки с «Starcraft'ом» и «Pax of Imperia» На русские игры глядят, как коза — в справочник по C++: «Откуда, мол, и что еще за...? А впрочем, пожалуй, куплю-с!» Почти что выпрыгивая из трусов, как пьяница — в день получки, берут новейший графический софт и штучки для хитрой озвучки. И тут и там, средь торговых рядов, бесчувственно, как гранитные монолиты, берут клиенты дистрибутивы виндов и всякие разные к виндам утилиты. Кипит торжище, отрада пиратова, «Мне нужен софт? В Митино съезжу я!» И каждый готов, пирата радуя, купить по дешевке программу свежую. А я достаю из широких штанин пиратам назло, словно в shop'e я — смотрите, завидуйте, DOS 3.1, Лицензионная копия! (C) YuN, 1998

Библия для машин

1 В начале было слово, и слово было 2 байта, а больше ничего не было.

2 И отделил Бог единицу от нуля, и увидел, что это хорошо.

3 И сказал Бог: да будут данные, и стало так.

4 И сказал Бог: да соберутся данные каждые в свое место, и создал дискеты, и винчестеры, и компакт-диски.

5 И сказал Бог: да будут компьютеры, чтобы было куда пихать дискеты, и винчестеры, и компакт-диски, и сотворил компьютеры, и нарек их хардом, и отделил хард от софта.

6 Софта же еще не было, но Бог быстро исправился, и создал программы большие и маленькие, и сказал им: плодитесь и размножайте, и заполняйте всю память.

7 Но надоело Ему создавать программы самому, и сказал Бог: создадим программиста по образу и подобию нашему, и да владычествует над компьютерами, и над программами, и над данными. И создал Бог программиста, и поселил его в своем ВЦ, чтобы работал в нем. И повел Он программиста к дереву каталогов, и заповедал: из всякого каталога можешь запускать программы, только из каталога Windows не запускай, ибо маст дай.

8 И сказал Бог: не хорошо программисту быть одному, сотворим ему пользователя, соответственно ему. И взял Он у программиста кость, в коей не было мозга, и создал пользователя, и привел его к программисту; и нарек программист его юзером. И сидели они оба под голым ДОСом, и не стыдились.

9 Билл был хитрее всех зверей полевых. И сказал Билл юзеру: подлинно ли сказал Бог: не запускайте никакого софта? И сказал юзер: всякий софт мы можем запускать, и лишь из каталога Windows не можем, ибо маст дай. И сказал Билл юзеру: давайте спорить о вкусе устриц с теми, кто их ел! В день, когда запустите Windows, будете как боги, ибо одним кликом мышки сотворите что угодно. И увидел юзер, что винды приятны для глаз и вожделенны, потому что делают ненужным знание, и поставил их на свой компьютер; а затем сказал программисту, что это круто, и он тоже поставил.

0A И отправился программист искать свежие драйвера, и воззвал Бог к программисту и сказал ему: где ты? Программист сказал: ищу свежие драйвера, ибо нет их под голым ДОСом. И сказал Бог: кто тебе сказал про драйвера? уж не запускал ли ты винды? Программист сказал: юзер, которого Ты мне дал, сказал, что отныне хочет программы только под винды, и я их поставил. И сказал Бог юзеру: что это ты сделал? Юзер сказал: Билл обольстил меня.

0B И сказал Бог Биллу: за то, что ты сделал, проклят ты пред всеми скотами и всеми зверями полевыми, и вражду положу между тобою и программистом: он будет ругать тебя нехорошими словами, а ты будешь продавать ему винды.

0C Юзеру сказал: умножая умножу скорбь твою и истощу кошелек твой, и будешь пользоваться кривыми программами, и не сможешь прожить без программиста, и он будет господствовать над тобой.

0D Программисту же сказал: за то, что послушал юзера, прокляты компьютеры для тебя; глюки и вирусы произведут они тебе; со скорбью будешь вычищать их во дни работы твоей; в поте лица своего будешь отлаживать код свой.

0E И выслал Бог их из своего ВЦ, и поставил пароль на вход.

0F General protection fault.

E-mail римскому другу (по мотивам стихотворения И. Бродского)

Нынче вновь setup упал на девяностом Из процентов — тут попробуй не опухни! Эти баги раздражают меня, Постум, Даже больше тех, что ползают по кухне. Ишь ты, видишь ли, фатальная ошибка! Я подумал тут, мозгами пораскинув — Сколь прекраснее печатная машинка! Ни апгрейдов ей не надо, ни плагинов... Посылаю тебе, Постум, файл в аттаче. Интересно, как там Гейтс? Hе мучит совесть? Я попробовал полученные патчи... Выпью чаю и продолжу эту повесть. Я пошел, включил в розетку кипятильник, Вынул вилку, что в розетке той торчала — Я-то думал, что погаснет лишь светильник... Все придется переписывать сначала. В общем, патчи ни фига не помогают. Может быть, эффект и есть, но незаметен — Разве больше тормозит... Hо полагаю, Что писались эти патчи не за этим. Я прибил на стенку мамку с дохлым кварцем, На дискетах понадписывал наклейки... Если будет Гейтс больным и нищим старцем — Не подам ему, заразе, ни копейки. Да, конечно, Постум, виндовс — не система, И, работая под ними, хватишь горя, Но коль выпало родиться там, где все мы — Будешь видеть кнопку «Start» на мониторе. Жить под Линуксом, возможно, и неплохо, Но в сети, а так — не стоит всех терзаний. Говоришь, что нет программы без подвоха? Но подвохи мне милее подвисаний. Где вообще сейчас найдешь прямые руки? Как сказал мне старый юзер в час полночный: «Мы, апгрейдясь, получаем только глюки». Взгляд, конечно, очень ламерский, но точный. Лезу в сеть. В Майами скверная погода, Взрыв в Париже, наводнение на Hиле... Как у нас насчет двухтысячного года? Неужели до сих пор не отменили? Подниму у Celeron'а напряженье, Может, этот финт ушами и прокатит: Подсчитал я под подушкой сбереженья — Все равно на третий Pentium не хватит... Вентилятор покрывает стену грязью, Греет душу старый MPEG про Билла с тортом, Тщетно борется модем с плохою связью, Ровно светится окно с повисшим Word'ом. 1999

0A программистов

0A программистов продукт решили сделать, Один спросил «А деньги где?», и их осталось 9. 9 программистов предстали перед боссом, Один из них не знал FoxPro, и их осталось 8. 8 программистов купили IBM, Один сказал «Мак лучше!», и их осталось 7. 7 программистов хотели help прочесть, У одного покрылся винт, и их осталось 6. 6 программистов пытались код понять, Один из них сошел с ума, и их осталось 5. 5 программистов купили CD-ROM, Один принес китайский диск — остались вчетвером. 4 программиста работали на Си, Один из них хвалил Паскаль, и их осталось 3. 3 программиста в сети играли в DOOM, Один чуть-чуть замешкался, и счет стал равен двум. 2 программиста набрали дружно: «win» Один устал загрузки ждать — остался лишь 1. 1 программист все взял под свой контроль, Hо встретился с заказчиком, и их осталось 0. 0 программистов ругал сердитый шeф, Потом уволил одного, и стало их FF. Hаписав это, я подумал, что подобная история могла бы произойти и по другую сторону океана:

0A programmers

0A young programmers began to work online, One didn't pay for Internet, and then there were 9. 9 young programmers used copies that they made, But one was caught by FBI, and then there were 8. 8 young programmers discussed about heaven, One said «It's Windows 95!», and then there were 7. 7 young programmers found bugs they want to fix, But one was fixed by the bug, and then there were 6. 6 young programmers were testing the hard drive, One got the string «Format complete», and then there were 5. 5 young programmers were running the FrontDoor, The BBS of one was hacked, and then there were 4. 4 young programmers worked using only C, One said some good about Pascal, and then there were 3. 3 young programmers didn't know what to do, One tried to call the on-line help, and then there were 2. 2 young programmers were testing what they done, One got a virus in his brain, and then there was 1. 1 young programmer was mighty as a hero, But tried to speak with user, and then there were 0. Boss cried: «Oh, where is the program we must have?!» And fired one programmer, and then there were FF. (C) YuN, 1997

Вредные задачи

Юзер Вася Чайников решил приобрести себе компьютер. Новый компьютер стоит в фирме 1000 у. е. Но, поскольку у Васи уже был блок питания, он решил докупить остальное и собрать компьютер самостоятельно. Он купил материнскую плату за 100 у. е., процессор за 200 у. е., винчестер за 150 у. е. и монитор за 300 у. е. Сколько у. е. сэкономил Вася Чайников, если на третьей секунде работы его блок питания сжег все остальные комплектующие?

Программист Сидор Пентюхов пишет одну строчку кода за 30 секунд, а программистка Клава Мышкина — за 3 минуты. При этом Пентюхов делает одну ошибку на 15 строк, а Мышкина — 2 ошибки на 7 строк. По чьей вине повиснет программа заказчика, если Мышкина пишет на Delphi, а Пентюхов — на ассемблере?

Хакер Вова Крутой написал троян, рассылающий себя по адресам из адресной книги. У среднего пользователя в адресной книге — 30 адресов. Из-за ошибки в программе троян вместо того, чтобы отсылать пароль с зараженной машины Вове, отсылает пароль Вовы на зараженную машину. Сколько человек узнают пароль хакера Вовы Крутого прежде, чем появится антивирус?

Юзер Вася Чайников узнал, что у хакера Вовы Крутого появился новый CD-ROM с пиратской игрой. Поскольку у Васи нет дисковода CD-ROM, он решил скопировать себе игру с помощью дискет. Объем игры — 750 Мб, объем дискеты — 1,44 Мб, всего у Васи 10 дискет. Путь от дома Чайникова до дома Крутого занимает полчаса. Сколько времени потратит Вася, прежде чем обнаружит, что игра запускается только при наличии CD-ROM?

Рабочий день программиста Сидора Пентюхова — 8 часов. Из них два часа он потратил на обучение Клавы Мышкиной игре в Quake по сети, три часа на чтение электронной почты и посещение любимых сайтов, час на установление рекорда в Minesweeper, час на чай и час на перекуры. Во сколько Сидор Пентюхов придет домой, если срок сдачи проекта — завтра?

Юзер Вася Чайников познакомился в чате с 16-летней девушкой Машей и попросил прислать ее фотку. Так как Маша не знает других форматов, кроме bmp, ее фотка занимает 15 Мб. У Васи коннект с провайдером на 2400 бит/сек. При этом связь рвется каждые 20 минут, а дозвон после этого занимает 30 минут. Льготный тариф действует с 3:00 до 5:00. Сколько лет будет девушке Маше, когда Вася докачает ее фотку?

Программистка Клава Мышкина в рабочее время ищет в сети кулинарные рецепты. Yandex дал ей 983 ссылки, а Rambler — 736. Насколько Yandex вреднее Rambler для производственного процесса?

В нормальном состоянии хакер Вова Крутой пишет вирус за три часа. От пива быстродействие Вовы снижается на 20%, от джина с тоником — на треть, а от водки — в два раза. В течение рабочего дня Вова написал два с половиной вируса. Что пил Вова в этот день? Является ли для него трезвость нормальным состоянием?

Операционная система Windows 95 сама по себе виснет 3 раза в день, а если ей помогает программа Сидора Пентюхова, то 9 раз в день. Операционная система Windows Millenium с тем же объемом памяти виснет 4 раза в день, с удвоенным объемом памяти — вдвое реже, а программа Сидора Пентюхова под ней вообще не запускается. Сколько раз в день нажимал reset Сидор Пентюхов, если памяти он не докупал, а операционная система Windows Millenium повисла в процессе инсталляции 5 раз?

На винчестере юзера Васи Чайникова 30 бэд-блоков и 4 вируса. Количество бэд-блоков удваивается каждые 4 дня, а количество вирусов — каждые 8 часов. Объем винчестера — 1 гигабайт. Через какое время система перестанет грузиться, если известно, что вирус, оказавшийся в области бэд-блока, теряет способность к дальнейшему размножению?

Хакер Вова Крутой написал программу, подбирающую пароль из 8 символов за час. За какое время Вова Крутой подберет забытый пароль из 32 символов к своему собственному компьютеру, на котором находится единственный экземпляр программы?

Когда юзер Вася Чайников получает письмо, в котором ему обещают на халяву $10 000, он всегда следует изложенным там инструкциям. В результате на следующий день его адрес попадает еще в два спамерских листа рассылки. Сколько денег надеется получить на халяву Вася Чайников спустя три месяца? Как скоро он станет потенциально богаче Билла Гейтса?

Программист Сидор Пентюхов пишет девушке, с которой познакомился в чате, 2 письма в день объемом по 4 килобайта каждое, а юзер Вася Чайников — 5 писем по 2 килобайта. Каков будет их суммарный траффик к тому моменту, как они обнаружат, что переписываются друг с другом?

Согласно закону Мура, вычислительная мощность компьютеров удваивается каждые 18 месяцев. Каждая следующая версия продуктов корпорации Microsoft работает в полтора раза медленней предыдущей. С какой скоростью корпорация Microsoft должна выпускать новые версии, чтобы пользователи не заметили действия закона Мура?

Вариация на достаточно уже надоевшую тему

Над равниной мезозойской Гордо реет птеродактиль, Рассекая теплый воздух. Расправляя с важным видом Перепончатые крылья, Щелкает зубастой пастью И глядит нахальным взглядом На заросшую хвощами Мезозойскую равнину, По которой чинно бродят Диплодоки, стегозавры, Злобные трицератопсы И другие персонажи Популярных кинофильмов, Снятых несколько позднее. Птеродактиль рядом с ними Невелик, конечно, ростом (Пара метров в нем, не больше), Но зато летать умеет! И рептилиям гигантским Безнаказанно и нагло Прямо на головы гадит. (Сразу видно, невоспитан.) Нет управы на нахала! Диплодок и то пытался За крыло схватить мерзавца: Вытянул, бедняга, шею, Бил хвостом и хлопал пастью, Но, увы, не дотянулся — Высоко летает, сволочь! Вдруг хвощи зашевелились, И из леса на поляну Вышли три тиранозавра С двухступенчатой ракетой. Птеродактиль испугался, Отстрелил три ложных цели, Сделал «бочку», сделал «свечку» (Только, жаль, сорвался в штопор) И на бреющем полете Попытался оторваться, Но ракета неотступно Настигала негодяя. Птеродактиль попытался Сделать «кобру Пугачева», Но хвостом попал по брюху, И, теряя управленье, Рухнул в топкое болото. А ракета угодила Прямо в морду диплодоку (Неудобство длинной шеи: Можно стать воздушной целью.) Он еще успел подумать: «Во, защитнички явились! Тот хотя бы просто гадил...» И ушел, качая шеей, Головы уже лишенной. Между тем тиранозавры Обсуждали этот промах, И один из них заметил: «Надо было брать левее! Зря истратили ракету...» «Не беда», — другой утешил, «У меня еще остались, С ядерной боеголовкой». И все трое скрылись в чаще. А нахальный птеродактиль Выбирался из болота, Чтобы снова гордо реять Над загаженной равниной.

Русское убийство, или Разговор с издателем

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, но у меня сегодня нет времени.

— Но у нас с вами назначено.

— Разве? Где моя записная... Ах, да! Черт, и зачем я назначил вам на сегодня... Ладно, давайте, только быстро. Вы, стало быть, автор? Простите, забыл, как вас зовут...

— Федор Михайлович Достоевский.

— Ага. Ну что ж, Достоевский — хорошая фамилия, можно не менять. Нормально на обложке будет смотреться. А вот Федор — это не звучит. Давайте вас переименуем во Фридриха. Фридрих Достоевский — это звучит. Почти как Фридрих Незнанский. Очень, знаете ли, популярен, очень.

— Знаете, я предпочел бы остаться при собственным имени.

— М-да? Ну, впрочем, Федор так Федор. Это даже хорошо, русское сейчас в моде. Итак, у вас рассказы?

— Романы.

— Ах, да. Это вы тот самый автор, тексты которого занимают целый ящик. Знаете, Федор, это не романы, это целые собрания сочинений. Так длинно сейчас не пишут. Кто это будет читать? Вот, посмотрите, что такое роман. Карманное издание, двести страниц крупным шрифтом. Серия «Русский боевик». Современный роман помещается в карман. Прямо стихи, хе-хе... Так что, Федор, придется сократить. Ну это ничего, главное, чтобы нам понравилось содержание. Знаете, у меня не было времени читать все эти ваши тысячи листов, так что давайте вы мне сейчас расскажете, о чем там, только очень коротко.

— Но вы поймите, что серьезное произведение невозможно пересказать в двух словах, это, некоторым образом, профанация...

— Это вы поймите, что время — деньги. Я и так иду вам навстречу. Итак?

— Ну, например, «Бесы»...

— Ужастик?

— Что, простите?

— Мистический триллер? Боюсь, что серия «Русский кошмар» у нас расписана на год вперед.

— Нет, бесы здесь, некоторым образом, в фигуральном смысле. Речь идет о бесах смуты, увлекающих в пропасть как человека, так и общество. В основе романа реальная история о том, как члены кружка революционеров...

— Нет, нет. Про революционеров не надо. Народ устал от политики. Это вам надо было в перестройку печатать, а сейчас поезд ушел. Что там у вас следующее?

— «Униженные и оскорбленные».

— Что, опять политика?

— Нет.

— А, значит, садомазохизм? Вы не смущайтесь, серия «Русская эротика» идет нарасхват.

— Нет, что вы! Никакой эротики!

— Что, во всем романе никакого секса?

— Я бы не стал употреблять это слово, хотя там и присутствуют отношения мужчины и женщины...

— Ага, таки присутствуют. Ну и что там?

— Девушка из бедной семьи влюблена в знатного юношу, человека совершенно безвольного и бесхарактерного, и вступает с ним в связь. Друг девушки, от лица которого ведется повествование, сам любит ее, но готов бескорыстно устраивать их счастье. Однако отец юноши, старый князь, человек глубоко безнравственный и порочный...

— Насилует девушку?

— Да нет же. На словах готов благословить сына на брак, но на деле, разумеется, добивается обратного результата.

— И что?

— Девушка возвращается к родителям.

— Как, и это все?

— Там еще параллельно герой знакомится с девочкой, живущей в ужасной нищете, которая в конце концов оказывается дочерью князя, брошенной своим отцом...

— И начинает с ней сожительствовать?

— Помилуйте, речь о совсем юной девочке!

— Вот это-то и было бы интересно. Ну ладно, вижу, что эта вещь не пойдет. Никакой изюминки. Что у вас дальше?

— «Братья Карамазовы».

— Название какое-то скучное. Впрочем, в случае чего можно поменять. Итак?

— В уездном городе проживал помещик, человек не только дрянной и распутный, но и бестолковый. У него было три сына. Старший, Митя, пошел в отца по части беспутства и необузданности нрава, хотя и не утратил совсем представлений о чести. Средний, Иван, человек незаурядного и гордого ума, под которым, однако, скрывается карамазовская страстность. Наконец младший, Алеша, наивный и целомудренный юноша, проводящий время в беседах с монастырским старцем Зосимой...

— Растлителем малолетних?

— Боже мой, конечно же, нет! С чего вы взяли?

— Вполне естественное предположение. Вы что же, хотите сказать, что они действительно просто беседуют?

— Знаете, у нас с вами разные представления о естественном...

— Потому что я знаю конъюнктуру рынка, а вы нет. Дальше у вас все так же пресно?

— Дальше Карамазова-отца убивают, и все указывает, что это сделал Митя, хотя на самом деле он невиновен...

— Вот это уже интересно. Это может пойти. Только Зосиму надо выкинуть. Читатель помрет со скуки раньше, чем дочитает до сцены убийства.

— Помилуйте, я не могу его выкинуть, в его рассуждениях заключены многие ключевые идеи романа, неужели вы не понимаете?

— Федор, я-то все понимаю, мы же с вами интеллигентные люди. Но читатель на это не поведется. А клиент, как вам должно быть известно, всегда прав. Собственно, этого вашего Алешу тоже надо выкинуть, если, конечно, это не он убийца.

— Как хотите, но я не могу учинить такое насилие над своим романом!

— Дело ваше. Вы не обязаны его править, а мы не обязаны его печатать. Всего доброго.

— Погодите! Еще одна вещь. «Преступление и наказание».

— И?

— Темой романа являются нравственные... гхм. Гке. В общем, дело происходит в мрачных трущобах Петербурга. Главный герой — чувак, зарубивший топором двух старух, сцена убийства подробно расписана на нескольких страницах. Подруга героя — проститутка.

— Старух топором — это замечательно! Это находка. Читателю уже начинают приедаться персонажи, которые потрошат исключительно молодых и красивых девушек. Старухи — это то, что надо. А вот проститутка — это, конечно, тоже неплохо, но уже заезжено. Лучше бы она была лесбиянкой... хотя, конечно, какая она в этом случае подруга герою? А может, поменяем ей пол и сделаем педерастом? Хотя нет. Про педерастов модно на Западе, а у нас не пойдет. Отсталый народ, что вы хотите... Ладно. Пойдет, как есть. У нас как раз есть место в серии «Русское убийство».

Пир Ивана III

Ой да исполать тебе, князь-государь! Много тебе лет сидеть в Московском кремле! Ныне и бояре, и холопы, как встарь, Говорят о вольности на русской земле. А и что бы нам не веселиться, не петь? Чай, такая дума родилась не вчера — С лишком два столетья, сколько можно терпеть! Тут ты, княже, прав: и в самом деле пора. А над Диким Полем ворожит пустельга, Конница татарская стоит на Угре... Только нет для русского страшнее врага, Чем такой же русский во соседнем дворе! Кровь вскипает в жилах, метит в сердце удар, В городах — огня незаживающий след. С лишком два столетия терпели татар, А свои усобицы — полтысячи лет. Тяжкая вина, да нам вина не беда, Мы любую грязь смываем кровью побед... Ох, как нам полезна Золотая Орда Вечным оправданием всех будущих бед! Слава миротворческая ой, недолга, Красным не окрасились луга над рекой, Так что ты, без боя одолевший врага, Славен будешь меньше, чем Димитрий Донской. Скажут, что далась тебе победа легко, Очень летописцы обожают бои... Только что Орда? Орда — она далеко, Далеко поганые, да близко свои. Тяжкие хоругви шелестят на ветру, Солнце отражается в щитах и мечах... Многие ль из тех, кто пировал поутру, К вечеру не сносят головы на плечах? Меч — он очень быстро привыкает к руке. Примутся за старое — дай только начать... Нынче земли русские — в твоем кулаке, И от года к году будет хватка крепчать. Ой да исполать тебе, князь, исполать! Кто там хочет вольности? Вяжите чертей! Выгнали татар — чего ж нам больше желать? Ратникам вина, а недовольным плетей! Виселицы вырастут петлею к петле, И уже остры у палачей топоры, Сын и внук твой править будут в русской земле Круче, чем татары миновавшей поры. Нам свобода — горе, и неволя — напасть, Вечно повторяем прегрешенья отцов, Вечно пропадаем и не можем пропасть — Что ж мы за народ такой, в конце-то концов?! Всю-то жизнь блуждаем по дремучим лесам, Выберем тропу — ан вновь выходит — не ту... Мед из кубка весело течет по усам, Только отчего ж такая горечь во рту? 1997

Бедуин-с-карабин (перевод с азиатского)

Однажды в горячую летнюю пору Я шел по бархану; был зной очень лют. Гляжу — поднимается медленно в гору Нагруженный тяжко двугорбый верблюд. И шествуя важно, как конь на параде, Верблюда ведет под уздцы бедуин — В больших чувяках, в долгополом халате, В высоком тюрбане, а сам — с карабин. «Салям, правоверный!» — «Ступай себе мимо!» «Уж больно ты грозен, как я погляжу! Откуда верблюд?» — «С каравана, вестимо. Отец, слышишь, грабит, а я отвожу». Вдали раздавался призыв муэдзина... «А что, у отца-то богатый гарем?» «Гарем-то богатый, да только мужчины — Отец мой да я. Задолбались совсем!» «А как тебя кличут?» — «Али Бен Махмудом.» «А кой тебе годик?» — «Аллах разберет!» «Иди же, шайтан!» — рявкнул он на верблюда, Рванул за уздцы и потопал вперед.

Лицемерие

От рождения и до смерти Вы не доверяйте словам. Даже если вы не лицемерите — Все равно. Лицемерят вам. Как традиция, как поверие, Как в металл попавшая ртуть, Въелось в души нам лицемерие, Не прогнать его, не спугнуть. Факты — вещь довольно упрямая, Значит, лучше их замолчать. Если где-то роются ямы нам, То их лучше не замечать. Вырастают проценты дутые, Так, что кружится голова, А минуты бегут за минутами, А мы губим их на слова. Мы в грядущее смотрим уверенно, Настоящее — не для нас! Лицемерие, лицемерие, Ох, далек твой последний час. Восхваляем себя не в меру мы, Различать отучившись зло, А что дети растут лицемерами, Так им просто не повезло. Так и тянутся дни бледно-серые, Что все розовыми зовут, Лицемерие, лицемерие, Лицемерие там и тут. Щеголяем словами громкими, Ставим их во все падежи. Оступаясь, ходим по кромке мы — Кромке правды над бездной лжи. И откуда эта уверенность, Что всегда лучше правды обман? Лицемерие, лицемерие, Хватит пить твой сладкий дурман! Только вот растет недоверие — Как порочный круг разорвать? Даже на борьбу с лицемерием Лицемерно ведь можно звать. И тогда даже с большим доверием Будем пить мы розовый яд... Все, кончаю. А то в лицемерии Лицемеры меня обвинят. 1987

«Юрики»

И сколь не плоди моратории, Доверившись разума силе — Лежит в рукаве у Истории Крапленая карта России. Не ищем ни сокровищ, ни принцесс, Себя не тешим романтичным вздором, Поскольку знаем, что любой процесс Кончается обычно приговором. Неважно, какого конкретно козла Восславит в легендах толпа. Печально не то, что имерия зла, А то, что еще и глупа. Товарищ, верь, зайдет она, Звезда кровавого ненастья, Но на обломках самовластья Нам не напишут ни хрена... И текущая цель, как всегда, неясна, И методу избрали не ту... Я увидел Россию воспрявшей от сна И проснулся в холодном поту. Пусть жизнь нелепа и убога, И не познать всего — Охотно я прощаю богу Тот факт, что нет его. А к истине дорога так легка! И как доселе не допер народ — В советники поставить дурака И поступать всегда наоборот! Не то фрегат меж утлых барок, Не то меж айсбергов скорлупка, Я, безусловно, не подарок, Однако же и не покупка. 1996 Чёрный юмор — это мой конёк, Не ему ли учит нас история? «Заходите к нам на огонёк!» — Надпись над дверями крематория. А эта мысль принадлежит не мне, Но явственно заметен в ней талант: Что может быть нормального в стране, У коей на гербе — и то мутант?! 1997 Россия все еще жива: В глазах туман, в висках стучит, Рыгает сыто голова, А брюхо с голоду урчит. Такой, как говорится, крест Россия издавна несет: Кто не работает, тот ест, А кто работает, тот пьет. Все достиженья спишут на удачу, Все пораженья впишут нам в вину... — Вы плачете? О чем? — Нет, я не плачу: Всего лишь аллергия на страну. Затмив все мелодрамы по мытарствам, Являем чудную картину миру: Народ давно развелся с государством, Но все не может разменять квартиру. Предвыборные лицедеи, Напрасно ваше хвастовство: Коня волнуют не идеи Наездника, а вес его. 1998 Мы ценим смелость и размах мероприятий, Пусть даже завершившихся уроном. «И дым отечества нам сладок и приятен», Как говорили Герострат с Нероном. Спешу заверить тех, кто бдит ревнительно, Чтобы везде могла Россия отличиться: Что родина слонов — пока сомнительно, Но за козлов зато мы можем поручиться! Статистика такая — хоть пляши! Похвальны устремления: Вновь возросло количество лапши На уши населения. 1999

Гимн ЧКГБРФССР имени товарища Путина и его ручного медведя (Прошу прощения за не вполне нормативную лексику, но иного они не заслуживают.)

Союз невменяемый красных и бурых Сплотил кое-как кагэбэшный кивок — Да здравствует снова клепаемый сдуру Насквозь проржавевший тяжелый совок! Здравствуй, отечество наше кромешное — Идиотизма надежный оплот! Партия Путина, сила гэбэшная, Нас к торжеству мазохизма ведет! Сквозь брюки сияла нам голая (.)опа, Но Путин заплатку пришить обещал — Он может! Он ездил шпионить в Европу И всех террористов сортиром стращал! Славься, путечество наше несвежее! Смирно в шеренгах, налево равняйсь! Партия Путина — сила медвежия! Хальт, хенде хох, предъявить аусвайс! Купить депутатов немыслимо лестью — Они лишь валюту согласны принять. Коль власти страдают медвежьей болезнью, То чем это пахнет, нетрудно понять! Славься, путечество наше пахучее, Нужное людям, как в мае зима! Партия Путина — сила могучая, С этакой силой не надо ума! 10 декабря 2000 г.