Храм Солнца Мира. (И переход на главную)   "Роза Мира": ... Всякий легко припомнит, как на летней заре или весенним полднем проносятся тихие ветры, целующие землю. Они целуют землю с её травами, нивами и дорогами, деревья, поверхность рек и озёр, людей и животных. Эти стихиали слоя, называемого Вайита, радуются жизни ...   Даниил Андреев, автор ''Розы Мира''

 Ну, а когда мы спим, почему нам засчитывают жизнь? Неправельно же это. Во сне мы даже не кушаем. Женя, 4 кл. "Дети пишут Богу"

| Главная  | О сайте  | Д. Андреев  | Роза Мира  | Статьи  | Форум  | Библиотека  | Контакт  |

 

Метаистория (5)


Иоанн Чудотворцев

Иоанн Чудотворцев

К метаистории эпохи застоя (повторяется ли история)

Скачать HTML-вариант: 30 кб Rar   Скачать DOC-вариант: 38 кб Rar

Содержание статьи

Повторяется ли история
Циклы империй
Кризис реформ
Логика власти
Конфликт с диссидентами
Пражская весна
Почерк власти
Культурная жизнь в эпоху застоя
Молодежные движения и новая волна в СССР
Экономическое благополучие или психологическая стабильность
В преддверии кризиса
Последние акты драмы
Приложение

Автор выражает свою признательность
за комментарии к статье, полезные замечания
и совместное обсуждение работы
Сергею Баранову и Родиону Попову
 

« Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем…
»

Экклесиаст (1 : 9).

Повторяется ли история?

Многие историки и философы задавались ответом на этот вопрос. Идеей повторений проникнута древняя восточная философия, философы Европы также много раз обращались к ней.

Мысль о повторениях была особенно притягательна, поскольку могла дать ключ к предсказанию будущего. Именно основываясь на том, что цивилизации на земле подобны организмам, которые живут в течение 1000-1200 лет, Шпенглер предсказал Закат Европы.[1]

Тогда эта идея была очень смелой, но позже многие историки обыгрывали ее под разными углами, варьируя как возраст цивилизаций, так и этапы жизни.

Некий итог их размышлениям подвел Арнольд Тойнби:

«Напрашивается вывод, что история человечества действительно временами повторялась, в значительной мере даже в тех сферах человеческой деятельности, где желание и воля человека были ближе всего к овладению ситуацией и менее всего зависели от влияния природных циклов…
( А . Тойнби) [2]

Однако как именно повторялась история, а главное – что лежало в основе этих повторений, когда все природные факторы исключались, для историков оставалось загадкой.

Хочется сказать, что решительный прорыв произошел с приходом Даниила Андреева. Его метаистория добавила дополнительное измерение к традиционным представлениям. Открылось, что наш мир – что-то вроде этажа в многоэтажном здании, и чтобы понять происходящее, нужно рассматривать и происходящее на остальных этажах.

Но даже четкое понимание этого не давало ключа к предсказанию будущего. Без озарения, созерцания метаисторических панорам метаистория подчас становится лишь еще одним способом анализа, направленным в прошлое. Прикоснуться к созерцанию иного мира – дар, уметь интерпретировать это прикосновение относительно мира нашего – немалый талант. Над тем, как развивать эти таланты, предстоит еще немало подумать тем, кому близко творческое наследие Даниила Андреева.

Но уже сегодня, пока мы только еще осмысливаем возможности метаисторического метода, его прогностическое применение в ряде случаев возможно, и попытаюсь объяснить – почему.

 

Циклы в жизни империй

Из метаистории закономерно вытекает, что цикличность все-таки есть, и если не в жизни цивилизаций, то в жизни государственных структур.

Те самые зарождение, расцвет, надлом и упадок, о которых писали авторы цивилизационной школы, четко выражаются в жизни великих империй. Объясняется эта цикличность связью империй с демонами великодержавия.

Рассмотрим в качестве примера историю России.

В следующей таблице помещены три империи, имевшие место в Российской истории. Киевская Русь не включена в данную таблицу, поскольку она не явлалась государственным образованием имперского типа.

Этап развития

Государство Московское

Российская
Империя

Советский
Союз

 

Династия Рюриковичей

 

Династия Романовых

Руководство КПСС

Возникновение государства

1262

Александр Невский завещает Москву младшему сыну Даниилу

1613

Земский собор избирает на престол боярина Михаила Романова

1917-1922

Большевики захватывают власть в ходе октябрьского переворота. Гражданская война

Развитие и рост

1276*-1556

Свержение татарского ига, Объединение земель вокруг Москвы

1613-1825

Создание флота при Петре Первом, расширение территории

1922-1929

Создание советской республики, нэп

Тирания

1556**-1584

Иван
Грозный

1825-1855

Николай I

1929 -1953

Иосиф
Сталин

Реформы

1584- ~ 1600

Борис
Годунов

1855-1881

Александр II
Отмена крепостного права. Судебная и военная реформы

1953- 1964

Хрущев. «Оттепель», разоблачение культа личности

Отход от реформ, реакция

~ 1600-1606

Борис Годунов, последние годы

1881-1894

Александр III

1964-1985

Брежнев, Андропов, Черненко

«Застой»

Новые реформы

июнь 1606-1610

Василий Шуйский

1894-1917

Николай II.
Реформы Витте и Столыпина

1985- 1989

Горбачев. Перестройка и демократи-зация

Системный кризис Гибель государства

1610-1612

Семибоярщина

февр. – нояб. 1917

Февральская революция 1917. Временное правительство, двоевластие

1990-1991

ГКЧП, распад
СССР

Примечания:

* 1276 - начало правление Даниила московского, первого московского удельного князя. При нем началось объединение земель вокруг Москвы;
** 1556 - год введения опричнины.

Цвета в таблице условны, но голубые и зеленые тона соответствуют преобладанию позитивного вклада во влияние государства на метакультуру, красные и оранжевые оттенки – преобладанию негативного [3]. Желтый цвет соответствует временам, когда обе тенденции уравновешиваются. Цвет при возникновении Советского союза отличается от двух предыдущих, так как в этом случае государство установилось без поддержки и благословения сил света.

Годы, приведенные в таблице, в ряде случаев носят достаточно условный характер, а в ряде действительно четко отличают одну эпоху от другой. В большинстве случаев эти годы совпадают с годами пребывания соответствующих правителей у власти, но в некоторых отличаются.

----------------------

Итак, из таблицы видно, что три крупнейших государственных структуры, связанные с Россией, прошли в своем развитии очень похожие этапы.

Защитная, оберегающая функция державного начала на первых этапах преобладает. Государство предстает хранителем становящейся культуры, дает возможность нормального развития цивилизации. Но постепенно почерк государства становится более жестким. Если первые княжества объединяются вокруг Москвы за счет дипломатической игры, династических браков и т.п., дальнейшее присоединение земель к Москве уже происходит с применением военной силы. Наступает момент, когда тираническая тенденция государства и наносимое им зло перевешивает все позитивные моменты для охранения культуры и нации. Созидательное начало выхолащивается, агрессивность направляется уже не на внешних врагов, а на ужесточение внутренного режима.

Для московского царства такой момент наступил при Иоанне Грозном, для империи Романовых – при Николае I . В случае Сталина зло перевесило созидательное начало многократно.

Для уицраора это означает конфликт с силами света, для государственной системы – системный кризис, который можно обозначить как надлом. Для преодоления кризиса начинают осуществлять реформы (в истории России обычно бывает два витка реформ), но они не могут изменить ситуацию в целом, так как истинная причина кризиса остается непонятной государственным деятелям.

Этот или подобный сценарий можно наблюдать в истории десятки раз. Во многих случаях жизнь империй прерывалась их захватом соседями, случались и иные коллизии – природные бедствия, катаклизмы. Но если этого не происходило, империя проходила примерно через одинаковые стадии, следуя неумолимому метаисторическому закону, связанному с двойственной природой государства.

Именно в соответствии с этим законом разворачивались при Н.С. Хрущевы реформы, известные теперь как "оттепель". Сам реформатор, как известно, не любил это слово - оно ассоциировалось у него со слякотью, мокрым снегом, сыростью и лужами...

 

Кризис реформ

Частичное отмежевание от слов и дел усопшего деспота им представляется достаточным для того, чтобы народ простил власти и её носителям только что минованный, кровавый, уродливый и бессмысленный этап. Однако весьма скоро обнаруживается, что народ не забыл, не простил и прощать не собирается; что он только притих до времени, поскольку полицейская система, усовершенствованная деспотом, продолжает, хотя и в ослабленном виде, существовать…

от года к году начинают множиться признаки того, что народ мечтает изменить структуру власти в самых её основах, потому что при старой структуре он не чувствует себя в безопасности от возможных рецидивов и ещё потому, что чувство глубочайшей обиды, сливаясь с чувством озлобленности и взывая к справедливости, не может удовлетвориться теми подачками, которые теперь бросаются народу в виде вознаграждений за несколько десятилетий произвола и кровопусканий.

Даниил Андреев

Реформаторы почти всегда оказываются трагическими неудачниками.

Вместо благодарности потомков, которую, как им кажется, они заслужили, они получают всеобщее недовольство.

Александр II Освободитель (а именно о нем идет речь в процитированном отрывке «Розы мира») «заслужил» семь покушений на свою жизнь, в ходе последнего из которых был убит. Хрущев оказался более удачлив – прожил семь лет после своего отстранения, и хотя в официальных средствах массовой информации о нем предпочитали не вспоминать, государство выделило ему высокую пенсию и персональную дачу. По сути, у него было все, что необходимо для жизни.

В «Воспоминаниях» Хрущев постоянно возвращался к периоду оттепели и искал причину неудач. Перед наиболее близкими людьми он не стеснялся говорить о совершенных ошибках и просчетах. Но мог понимать Хрущев истинную причину неудачи реформ?

Реформатор оставался убежденным материалистом и не догадывался о существовании метаисторических сил, в руках которых он оказался невольной игрушкой.

Будучи связан со старой государственной системой, Хрущев, как и многие другие реформаторы, был вынужден постоянно идти на неприятные компромиссы:

Согласно логике власти, он бессознательно выполнял воления Жругра, поскольку эти воления были направлены на внутреннее упорядочение государства и на умножение эманаций государственного комплекса человеческих чувств. Но его нежестокий от природы характер оставлял в существе его как бы ряд щелей, сквозь которые могла проструиваться в его подсознательную сферу также инспирация светлых начал.

Отсюда – вся та двойственность того, что делал Хрущев. С одной стороны – строительство уютных жилых домов, освобождение заключенных, демократические изменения в прессе, с другой – ликвидация колхозов, гонения на Православие, конфликты с творческой интеллигенцией…

Эрнст Неизвестный [4] изобразит его на памятнике двумя цветами – белым и черным. Моральная трагедия накладывала отпечаток даже на черты его лица. «Править бы ему в другие времена, хозяйствовать бы в безобидной стране, в уютную, мирную эпоху! » - писал Даниил Андреев о Хрущеве в "Розе мира".

Но личная трагедия Хрущева была частью излома, большой трагедии России. Из приведенной выше таблицы можно видеть, что за эпохами реформ в жизни России наступают иные эпохи… Андреев писал:

«Впереди, согласно печальному закону российской истории, уже маячил призрак реакции, то есть поворота вспять , как это уже случилось некогда в конце царствования Бориса и при Шуйском, а позднее – при Александре III и Николае II ».

Это было сказано в 1958 году. Добавить – нечего. Такой потрясающей точности предсказаний в «Розе», наверное, больше и нет. Только невольно возникает вопрос – а как же ожидание Розы мира в 60-е годы?

Как соотнести уже ожидаемый период реакции в истории России с глобальными переменами к лучшему? Очевидно, для наступления Розы в России требовалось продолжение демократических реформ, причем куда более серьезными темпами, чем происходило при Хрущеве. Но такое могло произойти только в одном случае - если бы подобные глубокие реформы затронули сразу и ряд других стран, в первую очередь, тех, которые участвовали в глобальном военном противостоянии на планете.

Действительно, если бы демократические реформы начались одновременно и в странах-противниках СССР, если тогда было высказано общее – и честное – желание идти к миру, сценарий развития мог быть иным. И именно о таком, ином сценарии мечтал Даниил Андреев, надеясь на приход Розы мира уже в шестидесятые.

Но государства неумолимо желали помериться силами… О смягчении климата не было речи. Напротив, начало 60-х ознаменовалось одним из самых серьезных пиков международного напряжения [5]. И для удержания всего земного шара на грани мира была предпочтительнее, хоть и косная, но стабильная власть в Советском Союзе, чем постоянно игравший с огнем реформатор …

И когда интересы противоречивых метаисторических сил сошлись в этом, шансов у хрущевской оттепели уже не оставалось.

 

Логика власти

С метаисторической точки зрения Хрущев был убран самим Жругром, когда он нашел нескольких людей в Политбюро, более подходящих для исполнения его воли. Хрущев не устраивал Жругра почти с самого начала, недаром за десятилетие его нахождения у власти были две неудачные попытки отстранить его.

Люди, пришедшие на смену Хрущеву, в первую очередь, были более предсказуемы и прагматичны.

Они продолжали искренне верить в победу социализма, но уже не бросались обещаниями «построить коммунизм к 1980-му году».

Они продолжали считать Запад враждебным, империалистическим и загнивающим, но в чисто прагматических целях вели переговоры о мире.

Именно прагматизм – подчас холодный и жестокий, предопределил первую половину эпохи застоя.

У этого были и свои плюсы – экономическая политика тех лет в целом была более ровной и стабильной, чем при Хрущеве, что не замедлило сказаться на благосостоянии страны. Однако ростки свободомыслия оказались подавлены, прессу взяли под более жесткий идеологический контроль. И это происходило не потому, что люди, пришедшие к власти, по натуре склонялись к тирании. Просто они предпочитали спокойствие и стабильность, а такой метод достижения стабильности был для их сознания более доступным.

Осторожность и нежелание идти на риск сочетались с невосприимчивостью новых идей. Именно в этом смысле – отсутствия новых идей – является наиболее удачным термин «застой».


Конфликт с диссидентами

Особенности российской истории в каждый раз могут отличаться. В эпоху Александра III, которую мы сопоставляем с эпохой Брежнева, народная воля и другие подобные организации вступили с властью в острый конфликт. Тогда, в 19 веке, за ними стояли сразу несколько жругритов, активно боровшихся с демоном великодержавия. В историческом слое это проявлялось в жесткой, четко организованной борьбе. Народовольцы не стеснялись в выборе методов, считая террор по отношению к власти делом вполне оправданным и даже по-своему благородным...

Диссиденты избрали совсем иной путь, – к захвату власти они не стремились и о вооруженной революции не помышляли. Уже поэтому можно предполагать наверное, что за диссидентским движением не стояло никаких отпочкований третьего уицраора.

Был ли вообще неизбежен конфликт между властью и диссидентами? Трудно однозначно ответить на этот вопрос.

Нетерпимость к инакомыслию была в первую очередь, результатом того, что власть и стоящая за ней государственная структура (по сути – государственный демон) оказались неспособна к восприятию новых идей. Между тем в соответствии с меняющейся ситуацией в мире такие идеи были тогда нужны.

И находились люди, которые эти идеи воспринимали. Но между ними и властью образовалась словно пропасть непонимания, которая так и осталась не преодолена.

В те годы молодежь искала новые формы творческой реализации. Проходили встречи у памятника Маяковскому, действовала полушутливая организация под названием СМОГ ("самое молодое общество гениев"), устраивались вечера авторской песни. От нового руководства, пришедшего в 1964 г., ожидали продолжения демократических преобразований и еще большей свободы. Но после того, как власть устроила показательный процесс над Даниэлем и Синявским, которые были близки к этим молодежным кругам, в Москве прокатилась нешуточная волна протеста.

Разгон демонстраций проблему не решил. Молодежь не желала примириться с ужесточением политического климата. Известную роль сыграл и молодежный задор, максимализм, желание самоутвердиться, заявить свое место в жизни.

Власть не уступала. Ситуацию подогрели события, последовавшие за разгоном пражской весны в 68 году, когда уже более серьезные общественные силы в СССР выступили в защиту оппозиции и демократических ценностей.

Известно, что за полгода до этого А.Д. Сахаров писал в ЦК письма о недопустимости ужесточения курса и пагубности «холодной войны». Записки Сахарова остались без ответа. В результате в 1968 году академик выпустил в самиздате свои "Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе". Академика отстранили от работы, лишили наград и почетных должностей [6]. После этого он стал одним из активных участников движения оппозиции.

Подобный путь повторили и еще многие, в результате чего наиболее инициативная, творческая часть общества оказалась отстранена от процесса управления государством. Конфликт перешел в новую фазу, когда надежды договориться уже не было, и стороны не желали друг друга слушать.

Диссиденты перешли к полуподпольным и подпольным действиям - выпуску листовок, бюллетеней, изданию запрещенных книг. [7]

В ответ государство использовало все более жесткие меры – аресты, ссылки, «психушки».

Диссиденты тоже шли на крайние способы – негласно приглашали западных журналистов, устраивали пресс-конференции на квартирах, а начиная с середины семидесятых открыто использовали помощь Западных держав в своем давлении на власти (Хельсинские соглашения).

Трудно сказать сейчас, насколько такая их тактика была оправданной. Однако в большинстве случаев у диссидентов просто не оставалось выбора.

Лишь такая тактика позволяла им продолжать практическую деятельность - а она была очень важна. Благодаря диссидентам многие люди в стране чувствовали, что свобода не угасла окончательно. Их информационные листки и бюллетени честно сообщали о незаконных арестах, судах, высылках. Конечно, в политическом смысле диссиденты оставались порой весьма наивны, идеализируя Запад. И безусловно, они не понимали, что за Западными державами стоят такие же монстры, не менее опасные, чем тот, что душил свободу в СССР.

Однако для многих людей их самиздат и подпольные бюллетени стали отдушиной, глотком воздуха в эпоху глубокой, удручающей несвободы. И многие смогли прочитать благодаря самиздату книги, касающиеся вопросов веры, духовных поисков, официально запрещенных стилей искусства.

По словам одного Андрея Амальрика диссиденты «... сделали гениально простую вещь — в несвободной стране стали вести себя как свободные люди и тем самым менять моральную атмосферу и управляющую страной традицию».

* * *

Пражская весна

Еще одно событие, которое неотделимо по смыслу от эпохи застоя - Пражская весна.

В эпоху двухполюсного мира почти весь земной шар оказался разделен на сферы влияния двух господствующих сверхдержав, и двух стоящих за ними уицраоров – Жругра и Стэбинга.

Посередине Европы пролегала четкая граница, к Западу от которой лежали страны «загнивающего капитализма», а к востоку – страны социалистического лагеря. Соцстраны находились в известной зависимости от Советского Союза, их политика не была самостоятельной.

Хрущевская оттепель была горячо поддержана многими жителями этих стран, хотевшими жить в более демократичной и открытой атмосфере.
Когда же в Советском Союзе начался отход от реформ, жители этих стран не пожелали подчиниться ужесточению курса.

Такова, в общих чертах, подоплека Пражской весны.

Сам факт, что руководство в Чехословакии весной 1968 года получили не те силы, на которых делал ставку Кремль, усложнил отношения между Прагой и Москвой. Но когда новые руководители ЧССР заявили во всеуслышание, что будут проводить независимую политику, кризис можно было считать начавшимся.

Попытки мягкого «увещевания» из Москвы результатов не дали. После непродолжительных попыток договориться Кремль сделал ставку на силу. Жругр воспринял происходившее как посягательство на свою законную территорию. Логика государственной власти требовала жестко пресечь мятеж, или то, что воспринималось как мятеж.

Существовала ли действительно тогда опасность откола Чехословакии от социалистического лагеря?

Возможно, но эту опасность сильно преувеличивали в Кремле. Ни коммунистические идеи, ни сам социалистический путь развития в Праге под сомнения не ставился – речь шла только о либеральных реформах, отмене цензуры и большей открытости общества. У власти по-прежнему оставалась коммунистическая партия ЧССР.

Будь на месте руководителей Союза люди более гибкие и дальновидные, они не только одобрили бы происходившее в Чехословакии, но и взяли бы оттуда немало для собственной страны. И Чехословакию удалось бы удержать в числе союзников, не прибегая к насильственным мерам.

Но была другая эпоха, и у власти находились другие люди. Они принципиально не хотели разговаривать с маленькой европейской страной на равных. Попытка договориться больше напоминала приказ к подчинению, а когда чехи отказались, Политбюро приняло решение о вводе войск.

То, что за чехословацким «мятежом» не стояло никаких инфрафизических сил, подтверждается тем, с какой легкостью он был подавлен.

Единственной силой был в данном случае эгрегор Чехии, но его сила ни в коей мере не может быть сопоставлена с силой третьего Жругра на пике его могущества.

И именно этим, а не талантом в проведении спецоперации вызвано то, что в ходе захвата власти удалось обойтись почти без жертв.

Добился ли Кремль желаемого?

Конечно, в Чехословакии удалось быстро и почти бескровно сменить власть, установив верный марионеточный режим. Но чехи не забыли вторжения и не простили его. Демонстрации протеста постоянно проходили в этой стране в годы застоя. О былой любви чехов и словаков к русским пришлось надолго забыть. (Не восстановилась она и до сих пор).

В других странах Восточной Европы отношение к России тоже не улучшилось. Югославия и Румыния не побоялись официально осудить советское вторжение, что на долгое время внесло прохладу в отношения между ними и Советским Союзом.

Агрессивное поведение СССР надкололо единство восточноевропейского лагеря, и теперь гарантией этого единства выступало лишь сила Советского государства, но не добровольное волеизъявление этих стран.

Впрочем, руководство ЦК это не смущало.

После замены власти в Чехословакии в «Правде» была опубликована статья о том, что страны Восточной Европы в условиях «империалистической агрессии» могут иметь лишь ограниченный суверенитет . На Западе это окрестили «доктриной Брежнева». Однако роль Брежнева была тут не так уж и велика – он просто первым назвал вслух то, что до этого молчаливо принимали все.


Почерк власти

Фигуры, находящиеся у власти, с точки зрения метаистории, как правило, являются только марионетками, однако и они придают эпохе, с которой связаны, определенный колорит.

Если бы не этот индивидуальный почерк, что можно было бы сказать о метаистории той эпохи? Процветание третьего жругра на пике своего могущества? Понятно и так.

Сменивший Хрущева на посту первого секретаря ЦК Л.И. Брежнев был более удобен с точки зрения демона великодержавия, как крепкий хозяйственник и достаточно предсказуемый человек.

Однако отметим, что Брежнев не был человеком жестким. Можно, наверное, предположить, что среди партийных руководителей высшего звена тогда находились и более удобные для уицраора люди. Почему у власти оказались не они, а именно Брежнев, - добродушный, с широкой натурой, хотя и с амбициями, человек? Человеческие коллизии? Вмешательство светлых сил? [8].

Возможно, здесь сыграло свою роль умение Брежнева располагать людей к себе, его личное обаяние, еще не растраченное в те годы. В первые годы своего пребывания у власти Брежнев провел некоторое количество реформ, которые способствовали экономическому росту и стабилизации в стране.

Но время шло.
Брежнев не становился моложе, его слабости проявлялись все более выпукло.

Известно, что именно он, будучи еще первым секретарем Молдавии, отрапортовал, что пятилетний план перевыполнен, когда на самом деле до выполнения его не хватало нескольких процентов. В период его пребывания на посту генсека этот метод, получивший название приписок, стал почти общепринятым. В той или иной степени обманывать в отчетах стало модным – во многом это становилось залогом успешной карьеры.

Личные договоренности тогда имели больший вес, чем слово, написанное на бумаге, будь это даже закон.

В результате у власти складывался определенный стиль, для которого были характерны телефонное право, семейственность, круговая порука, бережное отношение к «своим». О своеобразной связи отдельных черт Брежнева с российским менталитетом пишет в своей оригинальной работе Анатолий Уткин:

При Брежневе, в долгий, необычный для русской истории период мира, на передний план неизбежно вышли как лучшие, так и худшие национальные черты: сердечность, дружеская лояльность, человеческая мягкость, отказ от жёсткости и открытого насилия, неэффективность, пьянство, пассивность, двуличие, сугубая приверженность «потёмкинским деревням». [9]

Как интересно автор выделяет самые противоположные качества – лучшие и худшие, и как тесно одни из них связаны с другими!

Пьянство, пассивность, двуличие, с одной стороны, дружеская лояльность и сердечность – с другой.

А ведь эти особенности русского менталитета существовали всегда, хотя и достигли размаха именно в эту эпоху! И в немалой степени благодаря тому, что стиль управления, использовавшийся командой Брежнева, способствовал развитию именно этих черт. Уткин пишет, что это было связано с долгим периодом мира. Но в этом ли дело?

Зачем все эти приписки и умолчания могли быть нужны жругру? Желание выставить ситуацию в лучшем свете, как способ увеличить чувства государственного комплекса? Отчасти – да.

Но взяточничество, телефонное право, семейственность Жругру выгодны быть не могут, так как подтачивают государственный строй. Не вяжутся с ним и мягкость с дружеской лояльностью…

А дружеская лояльность проявлялась не только в круговой поруке взяток и семейных связей, но и в том, что с властью можно было «договориться», найти какие-то ходы (именно благодаря этой черте в те годы удавалось провести смелые фильмы, передачи на ТВ, издать многие светлые книги).

За всем этим угадывалось влияние, отличное от демона великодержавия, иное по стилю, связанное, по-видимому, с женскими началами российской метакультуры.

В первую очередь, это инвольтация кароссы Дингры (вся эта семейственность, дружеские узы, все эти брежневские поцелуи взасос, эти посиделки в ресторанах и банях).

Но кое-где, более тонко и ненавязчиво, хоть и слабо, еще одно веяние – Соборной души .

Именно этим действием можно объяснить то, что власть не шла на жесткие меры, когда она вполне могла это делать. И этим же влиянием Соборной души, просачивающимся сквозь все завесы, сквозь все препоны, можно объяснить то, что в эту глухую эпоху время от времени появлялись настоящие художественные шедевры.

 

Культурная жизнь Советского Союза в эпоху застоя

Художники и писатели, поэты и актеры, работавшие в условиях постоянного давления цензуры, все же продолжали творить. Талантливые произведения приходилось отстаивать, защищать, представлять как «социально значимые» и «общественно полезные». Но тем не менее, они появлялись снова и снова.

Упорству, терпению отдельных художников, поэтов, кинорежиссеров, артистов мы обязаны тем, что культурная жизнь страны в те годы не замерла и продолжала развиваться.

Несмотря на жесткую цензуру и тотальный контроль, люди продолжали творить, а цветы – цвести.

Отдельной яркой звездой блеснул Владимир Высоцкий, которому посвящена глава в работе «Светлые миссии».

Многие с любовью вспоминают советские фильмы. После публикации статьи о «светлых миссиях» читатели напомнили мне о таких выдающихся фигурах, как Тарковский и Василий Шукшин. Их фильмы содержали всю полноту народной жизни, тесно связаны с Соборной душой. И хотя Тарковский чаще обращался к будущему и прошлому, к вымышленным мирам, а Шукшин снимал фильмы о современной русской деревне, их объединяло глубокое проникновение в психологию, в осмысление пути Человека на Земле.

И даже режиссеры более легкого, развлекательного жанра создавали в те годы настоящие шедевры. По прошествии тридцати лет и полной смены эпох с такой же радостью и легкостью смотрятся комедии Рязанова и Гайдая.

Актеры и артисты многое сделали для страны в то время. Нельзя не вспомнить и Аркадия Райкина, сатира которого была порой достаточно острой, а юмор – добрым и душевным.

Кроме этого скажу еще об одном жанре, в котором творчество могло проявлять себя почти без ограничений. Как раз в эту эпоху развивается фантастика.

После первых космических полетов и очередного стремительного расширения горизонтов человечества, многие умы попытались осмыслить это, задуматься о перспективах дальнейшего развития Земли. И в Советском Союзе, и за рубежом вторая половина 20 века подарила миру выдающихся писателей-фантастов.

У советской фантастики были свои, особые черты. Необходимость быть «научной» делала нашу фантастику более основательной и глубокой, чем многие произведения западных авторов. Советская фантастика была немного наивна, но очень добра и гуманна. Человек всегда находился в центре внимания, даже если речь шла о далеких мирах и будущих эпохах.

Одним из классиков того периода был Иван Ефремов. Строгая научность и основательность его построений оставляла место для легкой походки интуиции и мечты.

Писали свои знаменитые произведения братья Стругацкие и Кир Булычев.

Пожалуй, их фантастика находилась уже на грани «научной», но именно в их произведениях нередко проскальзывало что-то мистическое, узнаваемое нами по «Розе мира».

 

Молодежные движения и Новая Волна в СССР

Существовал еще один пласт культуры, лишенный всякой надежды на официальное признание.

О нем говорили вполголоса, в укромных уголках, но с искренним любопытством, а порой и с тихим восхищением. Были тогда запрещенные поэты и запрещенные художники, но особенное место занимали новые музыкальные направления и стили, проникавшие с Запада.

Сначала – джаз и твист, еще при Хрущеве, навсегда соединившиеся в сознании с хрущевской оттепелью. После – отдельные всплески, брызги и капли того колоссального явления, которое обозначено нами как Новая Волна.

В Советский Союз эти всплески докатились уже к середине семидесятых, когда Новая волна успела пойти на спад на Западе. Конечно, ни о каком адекватном осмыслении этих молодежных веяний в те годы не могло быть и речи. Ко всему западному вообще относились с большим недоверием.

Официально серьезные изменения в Западном образе жизни [10] были списаны на «загнивание» буржуазного общества и в СССР оставались вне закона. Однако люди интуитивно ощущали в этом нечто большее и тянулись к этому новому, непонятному явлению.

В то время каждый посещавший буржуазные страны считал своим долгом привести домой атрибуты нового стиля – знаменитые джинсы, кассеты с рок-музыкой, фотографии поп-звезд, журналы и т.д. Забавно, что это распространялось не только на средний класс, но и на партийную номенклатуру, причем на нее едва ли не в первую очередь.

Однако этот процесс не сводился к перениманию внешних атрибутов. Перенимался и дух.

Сначала по подъездам и в компаниях друзей ребята с гитарами, потом небольшие группы, нелегальные и полулегальные – с загадочными названиями – стали появляться рок-музыканты. И пели они отнюдь не о строительстве социализма и трудовых буднях. С самого начала поднимались темы, очень неприятные для властей.

Протест против войны во Вьетнаме начали именно рок- музыканты. В России с началом гласности рок-музыканты запели о трагедии Афганской войны. [11]

о. Сергий (Рыбко)

Конечно, во времена застоя это делалось вполголоса. Но тем не менее, влияние этих негромких голосов подчас превосходило влияние официальной прессы.

Родившаяся в более свободных условиях, чем советские, Новая волна приняла в Союзе особый колорит. Она стала жестче, но глубже и содержательнее.

Если на Западе в отсутствии сопротивления властей (или точнее, при очень мягком сопротивлении) Новая волна пошла на убыль за какие-то три года, то в Советском Союзе в условиях жесткой борьбы она лишь закалялась и набирала силы.

С началом перестройки достигла она своего расцвета. Лучшие песни рок-музыкнатов приходятся как раз на первые перестроечные годы. Тогда стало возможным донести до миллионов то, что прежде говорилось для сотен.

Но возникли-то они раньше, раньше почти на десять лет!

Рок-группы конца семидесятых – Аквариум, Наутилус Помпилиус, Машина Времени, ДДТ. Яркие, колоритные, талантливые фигуры музыкантов – кто не знает их сегодня?

Именно об этой музыке о. Сергий (Рыбко) написал:

Одной из главных тем российских рок-песен всегда было разоблачение коммунистической лжи и бездуховности вообще.

В основном рок-исполнители поют о правде жизни. Вообще, рок-музыке свойственна глубокая правдивость. В ней боль и страдание, поиск истины молодым поколением, желание высшего и светлого. Рок-музыка по сути своей драматична и трагична. Это отнюдь не легкий жанр. Как никакое другое направление в искусстве, она отражает трагедию жизни, особенно острую для молодого поколения. В текстах много говорится о проблемах, волнующих современного молодого человека, в том числе о проблемах духовного свойства.

Проблемой духовного свойства была духовная несвобода. И рок-музыканты много говорили об этом. Иногда – прибегая к ярким образам и сравнениям, отражавшим эпоху:

Круговая порука
мажет, как копоть…
Я беру чью-то руку,
а чувствую локоть.
Я ищу глаза, а чувствую взгляд,
Ведь выше голов находится зад…
За красным восходом розовый закат.

И далее:

Можно верить и в отсутствие веры,
Можно делать и отсутствие дела.
Нищие молятся, молятся на
То что их нищета гарантирована.

Можно сказать много слов об эпохе застоя, но вряд ли удастся найти образы более емкие, слова более точные. А последние строки уже тесно связаны с нашей следующей темой – экономической.

 

Экономическое благополучие или психологическая стабильность

Иногда вспоминая эпоху Брежнева, говорят почти что об экономическом рае. Отдадим должное - то действительно были годы стабильной и достаточно сильной экономики. Во многом такую стабильность обуславливал поток нефтедолларов, но сыграли свою роль и экономические реформы конца 60-х.

Однако помня об этом, желательно не забывать и о других вещах.

Экономика того времени по своей структуре сильно отличалась от нынешней. Во-первых, это была нерыночная экономика, в ней не работало правило «спрос определяет предложение». Подчас «предложение» определяли совсем иные мотивы, например, идеология ЦК КПСС. Потребителям приходилось подстраиваться под то, что считали целесообразным производить партия и правительство, и разнообразием товара советский потребитель избалован не был.

В избытке производились потребительские товары среднего и низкого качества. Они стоили недорого, их могли купить все. Однако товаров высокого качества не хватало. Как правило, их приходилось не покупать, а «доставать», ими премировали, выдавали к праздникам.

Во-вторых, снабжение страны было крайне неравномерным, и высокий уровень жизни в крупных городах и в национальных республиках обеспечивался за счет бедности русской и украинской глубинки. Ассортимент товаров в деревне был просто скудным. Как ни странно, хуже всего в сельской местности обстояли дела со свежими овощами и фруктами – тут приходилось рассчитывать в основном на огороды и сады…

И тем не менее многие по-прежнему считают, что экономическая ситуация была тогда лучше, чем сейчас. С чем это связано?

 Можно предполагать , что ощущение стабильности, связанное с той эпохой, было больше вызвано не экономикой, а психологией.

В те годы люди знали, чего ожидать завтрашнего дня, знали, что цена на хлеб не изменится, что они смогут с гарантией заработать себе пенсию. Высокий уровень образования был напрямую связан с уровнем доходов. Бесплатная медицина (хоть и низкого качества) была реально гарантирована для всех.

«Мы чувствовали, что государство о нас заботится» - говорят пенсионеры, и тут, естественно, нечего возразить.

Внимание государства тогда действительно чувствовал каждый.

Однако не стоит иметь и лишних иллюзий на этот счет. Забота государства, а по сути стоящего за ним монстра связана отнюдь не с его гуманностью, а с тем, что уицраор видит в людях исполнителей своей воли, человекоединицы, послушные его желаниям.

Природа государства внеэтична по своему существу. («Роза мира», кн.1, гл.1) – не будем забывать этого.

Уицраор не может нас любить, во всяком случае «любовь» его продолжается до тех пор, пока мы беспрекословно выполняем его требования [12]. Так можно любить хорошую марионетку, куклу, юнита в компьютерной игре.

Гораздо более свойственно уицраорам другое качество – требовательность. Поэтому, «любя» и «заботясь», государство указывает тебе место, которое ты должен занимать – «от сих и до сих».

И если человек вдруг перестает соответствовать ожиданиям правящего монстра, государство становится из доброго друга жестоким врагом. А это в Советское время испытали на себе очень и очень многие…

 

В преддверии кризиса

Как бы там ни было, в экономике СССР было несколько слабых мест, которые стали ощутимы не сразу, но со временем.

Во-первых, преобладало производство средств производства, а не средств потребления.

Необходимость постоянно наращивать средства производства требовала гонка вооружений, а так же амбициозные хозяйственные проекты ЦК КПСС, такие как БАМ.

Такая экономическая политика не могла продолжаться слишком долго. И надо сказать, что по своим замыслам она и не была рассчитана на долгий срок. Действительно, экономисты и философы дружно уверяли руководство ЦК в том, что Запад обречен на кризисы перепроизводства, инфляцию и безработицу. Согласно коммунистической доктрине, Западные страны ожидал скорый всеобщий кризис. Считалось, что капиталистическое хозяйствование не сможет долго конкурировать с социалистическим, более совершенным и перспективным.

Но было ли так на самом деле? Случайная полоса экономических неурядиц в конце 60-х, затронувших ряд стран запада, оказалась принята за что-то глобальное. Кроме того, советское правительство исходило из предпосылки, что цена на нефть будет постоянно расти в дальнейшем.

Обе эти ошибки стоили достаточно дорого.

Вместо немедленного отказа от гонки вооружений и полной реструктуризации экономики, государство продолжало количественное, экстенсивное развитие, наращивание одних и тех же параметров, когда уже не на развитие, а только на поддержание системы тратились немыслимые ресурсы.

Между тем в экономическом смысле Союз уже тогда работал «на пределе» своих возможностей. Поток нефтедолларов поддерживал устойчивость системы, которая только с огромным трудом, ценой мобилизации культурных и духовных сил граждан, выдерживала конкуренцию с Западом. То, что Западу удавалось сравнительно легко, от Советского Союза требовало неимоверных усилий.

К концу семидесятых западным странам удалось исправить ряд своих экономических ошибок, и благодаря проведенным реформам, выйти из полосы кризиса. Внимания на это также не обратили.

Между тем срочные меры требовалось принять уже тогда. Если бы тогда, в середине семидесятых, у руководителей СССР хватило дальновидности изменить хотя бы экономическую политику, исход перестройки впоследствии мог быть совсем иным. В дальнейшем можно было бы провести демократические реформы, не впадая в острый экономический кризис, поскольку совмещать демократические реформы с экономическими на практике вообще опасно.

Тогда было бы достаточно трезво посмотреть на вещи и увидеть, что Запад отнюдь не загнивает. Но обитатели Кремля и Красной площади были словно слепы. Как был слеп и Жругр, уже два десятилетия продолжавший действовать так, словно санкция Черного Властелина по-прежнему у него, тогда как она давно уже была снята…

 

Последние акты драмы

Однако не только экономика стала решающей причиной кризиса СССР. Падение цен на нефть в начале 80-х, подобное шоку, действительно надломило Союз. Но другой важной причиной был идеологический кризис. Все более широкие массы людей утрачивали веру в советские идеалы, в строительство коммунизма. Для Жругра это означало то, что эманаций государственного комплекса становилось все меньше. Государство ослабевало.

Тратились силы на создание все новых и новых организаций, тратились колоссальные средства на агитработу, на пропаганду. Но все это делалось зря – люди чувствовали фальшь.

Уицраор стал было следить за чистотой рядов. В начале восьмидесятых были возбуждены громкие уголовные дела против взяточников и казнокрадов. В качестве фигуры, возглавившей эту борьбу, был выдвинут Ю.В. Андропов, который устраивал жругра в качестве человекоорудия больше, чем Брежнев. Более жесткий и решительный, умевший вести идеологическую работу, он начал принимать некоторые властные функции еще при жизни Брежнева. С уходом его Андропов становится генеральным секретарем, но и он уже был к этому времени слишком стар и болен.

Надо отдать должное, Андропов понимал необходимость глубоких реформ в стране, именно он выдвинул на ключевые должности в Политбюро М.С. Горбачева. Однако в том, что сам он не успел начать реформы, можно видеть скорее положительный момент. Ведь даже то немногое, что успел сделать Андропов, сопровождалось сильнейшим «закручиванием гаек».

Дело ограничилось небольшими перестановками фигур, рядом арестов. Люди следили за этим внимательно, но симпатии к государству это не прибавляло. Всем было ясно, что взяточничеством больно все общество, и что от ареста десяти-двадцати фигур ничего не меняется. Как было ясно и то, что за этими новыми чистками стояла «клановая борьба» партийных сил.

Перемены у власти в начале восьмидесятых не увеличили авторитета этой власти. Пожилой, смертельно больной человек, сменивший Андропова на посту генсека, почти не принимал участие в управлении страной. Это вызвало ощущение слабости власти, и еще больше подорвало ее авторитет.

Наступал период, когда даже государственному демону становилось ясна необходимость что-то менять. Так Россия выходила на второй виток реформ, который должен был повторить реформы Витте и Столыпина.

см. продолжение темы в статье
«К метаистории перестройки»…

2004 – 2006

 

Приложение

Некоторые важные события официальной жизни СССР

Даты

События

Октябрь 1962

Карибский кризис

17 .04.1964

С большой помпой отмечается 70-летие Н. С. Хрущева . Говорят о новом культе личности.

05.07.1964

Л. Брежнев уступает А. Микояну пост председателя Президиума Верховного Совета и целиком сосредоточивается на деятельности в Секретариате ЦК.

12 .10.1964

В отсутствие Хрущева , который находится на отдыхе на побережье Черного моря, собирается Президиум ЦК для подготовки смещения первого секретаря.

14.10.1964

Ночное заседание Пленума ЦК . Л.И. Брежнев берет на себя обязанности Первого секретаря ЦК КПСС, а на посту председателя Совета Министров – А. Косыгин. Н.С. Хрущев отстраняется от управления страной.

15 .10.1964

ТАСС официально объявляет о том, что Хрущев ушел на пенсию «по состоянию здоровья».

01.07.1968

Договор о нераспространении ядерного оружия подписывают представители 61 государства, включая Великобританию, США и СССР

09.07.1968

Чехословакия отклоняет советское требование провести совещание лидеров Коммунистических партий.

21.08.1968

Чехословакия оккупирована войсками СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии

01.01.1969

Чехословакия преобразована в федерацию двух государств.

03.07.1974

Визит Никсона в Москву - договор об ограничении подземных ядерных испытаний

28.05.1976

Договор СССР - США о запрещении ядерных взрывов мощностью более 150 кт.

16.06.1977

Брежнев совмещает посты генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя верховного совета СССР

12.12.1979

Политбюро ЦК КПСС приняло решение о вводе войск в Афганистан.

27.12.1979

Начало войны в Афганистане.

13.12.1981

Президент Войцех Ярузельский ввел в Польше военное положение.

10.11.1982

Умер Л.И. Брежнев. Пленум ЦК избирает генсеком Ю.В. Андропова .

17.12.1982

Снят с должности министр внутренних дел Н. Щелоков. На пост председателя КГБ назначается В.М. Чебриков.

09.02.1984

Смерть Ю.В. Андропова .

13.02.1984

Пленум ЦК. Генсеком избран К. Черненко

Примечания:

1 - именно таким был срок жизни Древней Греции и Рима, Византии и Персидской цивилизации, Вавилонии и ряда других. Правда, в него не вписывались цивилизации Египта, Индии и Китая, и для этого историк, как и его последователи, разделял их на ряд отдельных цивилизаций, сменявших друг друга во времени.

2 - см., например, главу «повторяется ли история» в книге А. Тойнби «Цивилизация под судом истории».

3 - это во многом навеяно мыслью В. Грушецкого о синих и красных эпохах в России. Я только дополнил цвета рядом промежуточных оттенков. В «раскраске» нельзя избежать субъективности, но я ориентировался в первую очередь, на «Розу мира».

4 - Эрнст Неизвестный был одним из тех художников-сюррелистов, которые подверглись жесткой критике Хрущева во время известной выставки в Манеже. Позже, Неизвестный встречался с Хрущевым, когда тот был уже на пенсии. Памятник на Новодевичьем был изготовлен по просьбе семьи Хрущева, и по ряду данных, с согласия его самого.

5 - см. подробнее в статье «О первой дилемме». Тогда надежда на быстрые и скорые изменения к лучшему и создание Розы мира в 60-е годы оказалась перечеркнута.

6 - подробнее о пути Андрея Дмитриевича Сахарова см. «Светлые миссии эпохи застоя». Кроме того, представляет интерес короткая и информативная статья о Сахарове и Солженицыне, их встречах, сходстве и различиях в позициях. Рой Медведев. Андрей Сахаров и Александр Солженицын. Наука и жизнь, 2002, №3. (Статья есть у меня).

7. - хронология диссидентского движения приводится в статье "Этапы истории инакомыслия" http://www.memo.ru/history/diss/ Интересна также книга Л. Алексеевой "История инакомыслия в СССР" http://www.memo.ru/history/DISS/books/ALEXEEWA/

8 - хорошо известно и много написано о той политической борьбе, которая имела место в руководстве КПСС, и о том, что Брежнева выдвинули как некоторую второстепенную фигуру, которая устраивала бы все группировки. Брежнев, однако, не смирился с этой ролью, а стал реальным руководителем страны уже через несколько лет.

9 - Анатолий Уткин. Конфликт запада и востока: эволюция интерпретаций на западе и эволюция элиты в россии http://www.gt-msk.ru/theme/233-11/

10 см. статью «Новая волна».

11 Иеромонах Сергий (Рыбко). Современная культура - сатанизм или богоискательство? (глава Антиподы ли Православие и рок-культура?) http://lazarevskoe.orthodoxy.ru/rock

12 Здесь интересна следующая цитата: Уицраоры видят Энроф смутно, людей и наш ландшафт — туманно и искажённо, но любят наш мир горячей, неутолимой страстью. Они хотели бы воплотиться здесь — и не могут. (Роза мира, кн.4, гл.3)


© Иоанн Чудотворцев Опубликовано: 11.12.2006

Отзывы на форуме     Раздел "Метаистория"


| Главная  | О сайте  | Д. Андреев  | Роза Мира  | Статьи  | Форум  | Библиотека  | Контакт  |
 


© 2004-2011 RozaMira.Org
при цитировании просим ссылаться

  Яндекс цитирования