Храм Солнца Мира. (И переход на главную)   "Роза Мира": ... Земля, по которой мы до сих пор равнодушно ступали, тупо отзываясь лишь на крайний жар или холод, теперь заговорит с нами живым языком. Она заговорит через наши смеющиеся от радости подошвы ног то шаловливыми восклицаниями ручьёв и лужиц, то покалывающим смехом валежника и хвои в бору, то взволнованным речитативом сухой дороги. Она заласкает нас влажной глиною лесных тропинок, трогательной нежностью травы, суровой мудростью камня и мягчайшими коврами дорожной пыли ...   Даниил Андреев, автор ''Розы Мира''

 На Земле столько бед и страданий, чтоб людям не жалко было умирать? Игорь, 4 кл. "Дети пишут Богу"

| Главная  | О сайте  | Д. Андреев  | Роза Мира  | Статьи  | Форум  | Библиотека  | Контакт  |

 

Метаобразование (2)


Иоанн Чудотворцев

Иоанн Чудотворцев

Новое образование

Скачать HTML-вариант статьи: 20 кб Rar

Введение

Человек – существо внеземное, он живет на земле только часть своей жизни, и после этого продолжает развиваться в других мирах. Со смертью не прекращается развитие, не прекращается обучение, напротив, для развития и обучения открываются возможности, значительно превосходящие земные. Но и здесь на земле человек может научиться многому, если не будет ставить интересы этой, временной жизни выше интересов вечных.

Образование, которое существует на сегодняшний день, имеет одну проблему – оно ориентировано на эту, земную жизнь, и во многом служит средством удачного приспособления к ней. С точки зрения человека вечного это неправильно, потому что отвлекаясь на второстепенные и сиюминутные вещи, он упускает возможность научиться вещам более важным, тем, которые имеют значения с точки зрения его вечного существования в мире.

Бесконечное совершенство является единственным приемлемым для каждого человека идеалом, ничто меньшее не подходит, и любой другой идеал рано или поздно станет для него тесным, как тапочки, из которых он вырос в прошлом году (говоря словами Лао-Цзы – путь, который может быть пройден, не есть Подлинный Путь [1]).

В пути обучения, конечно, может существовать огромное количество промежуточных целей, но они лишь помогают достичь ему этой бесконечной цели, этой манящей вдаль звезды, подлинного смысла существования и жизни.

Расстановка акцентов

На Земле каждый человек имеет помимо этого еще одну цель – просветление животного, растительного и минерального царств, с которыми он связан тысячами нитей. Таким образом, образование в широком смысле должно состоять из двух направлений – подготовка человека к бесконечному Пути и помощь ему в просветлении земной природы.

В нынешней системе образования уделяется некоторое внимание второй задаче, но совершенно игнорируется первая и главная. При этом и вторая задача перевернута с ног на голову и воспринимается современным человечеством как освоение природных ресурсов, их использования для комфортной жизни.

Такая постановка обесценивает знания, предлагаемые в рамках второй задачи, поскольку вместо Творца и помощника природе растит из человека паразита, который думает лишь о том, как более совершенно употребить природные блага на нужды себе.

Поэтому то образование, которое существует на сегодняшний день во всем мире, я оцениваю скорее со знаком минус. От него не только почти нет пользы, но есть заметный и вполне конкретный вред.

Проблема, с которой мы, таким образом, сталкиваемся, заключается в коренном преобразовании существующей системы образования – на всех его уровнях – школьном, вузовском, научном и прочих…

Какие бы конкретные формы не приняло образование в дальнейшем – красной нитью через него должна сквозить одна главная мысль – человек на земле гость, путь его вечен, и этот этап его жизни лишь небольшая часть пути. Эта мысль должна выстраивать вокруг себя любую конкретную концепцию образования, о которых мы поговорим дальше.

Вечные вопросы…

Уже в пять-шесть лет многие дети задаются вопросом, о том, что с ними будет после смерти. Они спрашивают, что произошло с умершей бабушкой, с известным героем, который погиб, защищая родину, с писателем, книжку которого читает им мать, – и на все эти вопросы внятного ответа нет. Дело в том, что большинство родителей не знают этого и сами – в школе и институте их научили многим вещам, кроме главной, – зачем они вообще пришли в этот мир, и что, собственно, в нем делают.

Такое игнорирование современной системой образования главного вопроса, с которого она должна начинаться, могло бы вызвать улыбку, если бы не было столь печально.

Одной из причин такого положения дел является ориентация образования на светскую науку, укоренившаяся в течение 17-20 вв. Выходя на новые горизонты, наука - а за ней и школа - отдалялись от церкви. Это было вполне оправдано на определенном этапе - конфессиональное образование, смотревшее на мир через узкую призму догм, было тормозом для новых идей, научных взглядов. Однако уйдя от конфессионального образования, всех старых проблем не решили, а новые добавили.

Ответы на главные вопросы - "есть ли жизнь после смерти", "есть ли Бог?", "что такое душа?" ушли из школьной системы - и вместо них не появилось ничего. В ряде случаев науку пыталась подменять идеология, например, атеистическая, но разумеется, полноценной замены дать не могла.

При этом в системе образования - даже атеистической - остались посылы, имеющие религиозные корни, - в виде нравственности, искусства, этики поведения. И это создавало впечатление, что говорили вокруг да около, не называя главного, словно существовало некое странное табу.

Но человек склонен искать ответов на вечные вопросы.

Даже если он не делает этого осознанно, то все равно ищет правды – бессознательно, наощупь. Человек по природе своей не терпит ограничений, любовь к свободе заложена в нем на уровне духа. Игнорирование этого приводит к тому, что образование превращается в пустую формальность.

Возникает вопрос – как же все-таки правильно рассказывать детям о жизни после смерти, если взрослые и сами в этом вопросе толком не разобрались. Вопрос этот представляется исключительно важным. Человечество как целое заинтересовано в четком понимании ответа на этот вопрос – и это гораздо важнее разногласий между религиями, между научным и религиозным подходами и тому подобным.

Думается, следовало бы объединить усилия ученых разных стран, разных научных направлений (и разных вер!), для того, чтобы наконец научно и авторитетно высказаться по этому поводу. Нужно получить ответ, который мог бы быть написан в школьных учебниках….

Возможно, кто-то скажет, что если мы получим такой ответ, то как же вера? Ведь человек, веря, в то, что он вечен, уже совершает некий внутренний прорыв, а если это будет азбучная истина, где останется место для работы духа? Но не надо бояться – для работы духа место останется всегда. Наука может - и должна - отвечать на те вопросы, на которые она в состоянии ответить. Если современная наука способна дать ответы на вопросы о природе души, о существовании у человека тонкоматериальных тел, о параллельных мирах, то сделать это необходимо.

Если же это не позволяют сделать современные научные методы познания, то вопрос надо ставить о поиске методов, которые позволили бы сделать это. И ничего страшного, если это приведет к коренному пересмотру существующей методологии и потребует задействовать не только технические способы познания, но и способности, заложенные внутри человеческой души...

Итак, вернемся к образованию.

Ориентация на навыки, а не на знания.

Сегодняшнее образование – как школьное, так и вузовское, по большей части ориентировано на запоминание готовых форм знаний, представленных в виде цифровых или в виде словесных формул.

В таком виде знания усваиваются лишь частично. Они почти не проникают в подсознание, поскольку лишены ассоциативных образов и не связаны с практическими навыками. Когда человек открывает что-то сам, это меняет глубинные пласты его души, входит в ворота глубинной памяти. Если же этого не происходит, ненужная информация какое-то время хранится в "оперативной памяти" дневного сознания, а потом постепенно выбрасывается. Приложив усилия, человек иногда еще может ее вспомнить, но на практике обычно никогда не делает этого.

Наибольшую ценность для человека представляют знания, полученные самостоятельно и примененные в жизни хотя бы один раз. Независимо от того, будут ли они использоваться потом в профессии, в быту, в дальнейшем познавании мира, или просто в человеческом общении, такие знания останутся с человеком навсегда.

В нынешней школе таким знаниям не учат. Получение навыков осуществляется в основном в дошкольной системе и лишь в небольшой степени - в начальных классах. При этом один из лучших предметов, которые сегодня есть в школе, это природоведение.

Этот предмет закладывает основы целостного восприятия мира, несет полезные практические знания, становится базой для всего дальнейшего изучения естественных наук. К сожалению, предмет, который призван сблизить человека с природой, изучается по учебнику в помещении, где о природе напоминает в лучшем случае пейзаж за окном.

Насколько лучше было бы изучать природоведение не в классе, а на опушке леса или берегу реки! Ведь даже хорошая картинка в учебнике не может заменить целостный образ дерева. А круговорот воды было бы неплохо объяснить, показав школьнику родник, вытекающий из грунтовых вод на склоне, течение этого ручья к реке, место впадения в реку и, наконец, пар, поднимающийся над водой…

Все это рождало бы живые, богатые ассоциации, полные звуков, запахов, осязания и – чего-то неуловимо большего, что рождается при соприкосновении души с природой.

И позже человек - с помощью учителя - смог бы творчески освоить свои впечатления не в виде однотипных домашних заданий, а в виде красочных рисунков, стихотворений, рассказов. Для кого-то этого мог бы быть личный дневник, для кого-то гербарий. Индивидуальные творческие способности безграничны, а от соприкосновения с природой они только обостряются, становятся глубже.

И было бы здорово, если все это сочеталось с желанием не просто изучить природу, а природе помочь. Можно с улыбкой вспоминать, как пионеры вешали на деревья скворечники, но это была одна из форм непосредственного общения с окружающим миром. Таких форм могло бы быть больше - от установки птичьих кормушек до помощи раненым животным, от банальной уборки замусоренного туристами леса до собственных экологических проектов, которые могли бы делать старшеклассники.

В общем, можно мечтать, каким мог бы стать подобный предмет и ряд других похожих предметов.

Кроме природоведения напрашиваются еще два курса, обращенных уже к человеческой цивилизации – искусствоведение и религиоведение. Их сейчас считают слишком сложными для школьников и обычно оставляют для вузов (о наивные люди – как будто алгебра и геометрия – это простые предметы!). А между тем постижение человеческой культуры носит в школе отрывочный и бессистемный характер.

Так, в школьной программе есть литература, и на ее изучение отводится довольно много времени. (Оставим пока в стороне вопрос, насколько правильно она преподается и уместно ли заставлять читать книги за хорошую отметку. ) Но заметим – живопись, музыка, архитектура или не изучаются вообще, или очень обрывочно. Странная несправедливость…

А ведь именно на картинах и архитектурных сооружениях можно было бы обучить непосредственному восприятию созданной человеком красоты, ощущению мифа. Эти предметы могли бы вплотную приблизить школьника к восприятию метакультур, раскрыть ощущение глубочайших пластов человеческого мира.

Здесь нашелся бы и немалый простор для самостоятельной работы, от походов с друзьями в музеи и картинные галереи до написания собственных небольших статей о наиболее понравившейся картине (художнике, архитекторе, скульпторе). Этот предмет был бы полезен для становления собственного взгляда на мир и осознания собственного места в этом мире как человека-творца…

Религиоведение сейчас вводится во многих школах, но не в том объеме и не в том виде, в котором действительно нужно. Глубочайшие достижения человеческого духа подвергаются беглому обзору в рамках небольшого факультатива. Для подлинного изучения религии при этом обычно не остается места, а вместо религии изучается некая ее схема. Такой взгляд на религию со стороны не помогает понять ее, и обычно низводит на уровень чисто культурного явления. Другая крайность при изучении религий – конфессиональный взгляд – неизбежно выделяет какой-то один религиозный пласт, обходя вниманием все остальные, а то и открыто провозглашая свою религиозную исключительность.

Следовало бы найти золотую середину между обеими этими крайностями. Рассказать о ценности каждой религии для всего человечества, о том, какие новые духовные открытия она дала людям, как повлияла на культуру народов. Нелишне было бы сказать и об опасности закостеневших форм в религии, обрядовых догм. А практикой этого предмета могли бы стать поездки в религиозные центры, живое соприкосновение с древними храмами, иконами, фресками, ощущение духа, проникающего через эти святыни в наш мир.

Но как бы ни были важны эти предметы, осью нового образования должны стать не они. Помимо постижения природы и человеческой культуры важнейшую роль для человека играет постижение себя, своей души, своего пути в мире. Я затрудняюсь даже дать какое-то название этому предмету. Первые шаги здесь делает сегодня школьная психология, но я сразу хочу оговориться, что имею в виду нечто гораздо большее. Я имею в виду самопознание в широком смысле, осознание своего места и своего пути в мире. Конечно, этот предмет выполнял бы и прикладные психологические задачи, такие как взаимодействие человека и коллектива, помощь в преодолении личных проблем.[2]

Для преподавания такого предмета от традиционной схемы обучения следовало бы отказаться. Лучше всего задачам этого предмета соответствовали бы маленькие группы из учителя и трех-четырех учеников, которые дружат между собой и не имеют особых секретов. Атмосфера таких занятий была бы глубоко доверительной, а учитель из педагога в сегодняшнем смысле превратился в наставника и Учителя жизни.

Вообще, в новой схеме образования было бы правильным сочетать различные типы обучения.

Три типа обучения.

Сегдня обучение подразделяется на коллективное, индивидуальное и самостоятельное. Но преобладает из этих трех только одна форма – коллективная, или групповая.

А между тем она имеет ряд недостатков. При такой форме учитель не может найти эффективный подход к каждому ученику. Но глубокое, сущностное обучение всегда требует личного контакта. Без него нельзя понять, чем ученик живет, с какими мыслями и чувствами он пришел на урок, а без этого, в свою очередь, нельзя эффективно вести занятие.

Проблема еще и в том, что в сегодняшних школах слишком большие классы. Учитель физически не может уделить время каждому, если в классе 20-25 человек. Становится труднее удержать внимание класса, школьники отвлекаются, занимаются посторонними вещами или просто тихо «отсиживаются», дожидаясь звонка. Чтобы заниматься эффективно, число учеников не должно превышать 10-12, при этом они должны быть слаженной группой.

Вообще, применение коллективного обучения оправдано лишь тогда, когда атмосфера коллектива способствует усвоению знаний. А это, как вы хорошо понимаете, бывает далеко не всегда. Трудно заниматься обучением, если в классе имеют место скрытые конфликты, какие-то подводные течения, зависть или вражда между группами учеников.

Поэтому необходимо уделять особое внимание формированию классов (и студенческих групп), отводя для этого время сверх учебных программ. При формировании класса или группы следует проводить серию психологических тестов, предварительных собеседований, знакомить учеников между собой и с будущими учителями. Все это желательно делать в доброй, доверительной атмосфере, располагающей к тому, чтобы максимально заинтересовать человека учебой.

Таким образом, преобразование должно вестись сразу в трех направлениях – уменьшении классов, психологической работе и более широком введении индивидуального обучения.

Индивидуальное обучение (один учитель – один ученик) на сегодняшний день применяется редко – или при подготовке в вуз (репетирование), или уже в научной деятельности, когда профессор передает свои знания и навыки аспиранту. Эта форма очень эффективна и в ряде случаев незаменима. Способный репетитор может за несколько занятий сделать то, что казалось невозможным за долгие месяцы обучения в классе.

В новой схеме образования эту форму обучения предстоит задействовать значительно шире, в том числе и в школе, и в вузе.

Предметы, ориентированные на самопознание, лучше всего изучать именно так. Кроме того, эта форма обучения была бы полезна и в ряде других случаев, например, когда ученик отстал от остальных, или наоборот, проявляет незаурядные способности к предмету.

Третьей формой является самостоятельное обучение, когда человек учится по книгам. На сегодняшний день им пользуются студенты-заочники, абитуриенты, школьники, которые делают домашнее задание, а так же и все, кто закончил вуз.

(Нынешнее общество считает, что эти люди образованы достаточно и больше не желает с ними возиться, видимо полагая, что тяга к познанию напрочь исчезает после 22 лет). В ряде случаев самостоятельное обучение оправдано (например, когда человек имеет возможность обучаться дома не менее эффективно, чем в школе, или в случае проблем со здоровьем, или когда речь просто идет о вещах глубоко личных)

Некоторые школьники и студенты имеют большую склонность к самостоятельному обучению, некоторые – меньшую. В этом смысле существующие программы должны сделаться более гибкими, индивидуальными. Если школьник желает изучать предмет самостоятельно и имеет к этому достаточно способностей, у него должна быть такая возможность. Он может выучить предмет по книгам и сдать экзамен наравне со всеми.

В ряде случаев ученику можно было бы позволить выбрать оптимальную для него схему обучения самому, в других ее можно было составить вместе с учителем и родителями.

Отказ от разграничения на классы.

Сегодняшняя 11-летняя школьная программа может быть освоена одним человеком и за семь лет, а другим – с трудом будет освоена за 12. Однако ни отставание, ни опережение нынешней системой не приветствуются, и она «причесывает» всех под общую гребенку. Если кто-то хочет освоить программу двух классов за один год, он немедленно становится белой вороной, ему начинают завидовать, отношения с одноклассниками рушатся, учителя нередко его не понимают. Если человек отстает, ему ставят тройки, которые означают почти полное отсутствие знаний. Конечно, оставлять школьников на «второй год» в нынешней системе просто негуманно, – при таком подходе это лишь травмирует их психику, но какой-то выход из положения искать все-таки нужно.

И этот выход видится мне именно в отказе от жесткого разграничения на классы. Речь не идет о полном отказе от системы классов. Скорее, имеется в виду следующее. Если человек не сдал один или два предмета, его переводят в следующий класс наравне со всеми, по всем предметам, кроме этих двух. И в данном случае это не будет означать, что он еще раз механически обязывается "пройти" тот же самый курс, но означает индивидуальные занятия и сбалансированную программу. Такой подход мягче оставления на второй год, но он позволяет избежать выставления пустых, формальных троек.

В других случаях, когда человек имеет способности к какому-то предмету больше, чем к остальным, ему предоставляется возможность пройти по этому предмету за год программу двух или даже трех лет. При этом так же обеспечивается гибкий подход и индивидуальная программа.

И нет ничего плохого, если ученик будет одновременно находиться «в третьем классе» по математике и «в пятом» по географии. Ведь главное, чтобы в итоге он освоил весь объем школьной программы, а не то, в какие сроки, и в какой последовательности он это сделает! Хорошо, если ученик будет иметь возможность изучать то, что ему нравится в данный момент. Например, за данный год он может преодолеть три класса по географии, но при этом не заниматься математикой. Для юного возраста, со свойственными ему увлечениями, такая схема подходит куда больше, чем нынешняя.

Такая сбалансированная схема позволит уже в раннем возрасте выявить способности и дарования людей, и к тому же будет лучше для развития чувства ответственности, умения правильно распределять свое время, отличать главное от неглавного. Творческий подход к обучению со стороны ученика поможет ему чувствовать себя активной частью этого процесса, а не пассивным объектом, над которым совершается учебный процесс, как это примерно и происходит в сегодняшней школе...

Помимо того, предстоит серьезная реструктуризация школьных программ, их перераспределения по возрастам в соответствии с более гибкой системой, когда не будет необходимости загонять весь курс в головы школьников в сжатые сроки, чтобы они потом дружно забыли его большую часть.

Цели и ценности.

Что скрывать – сегодня для большинства студентов, поступающих в вузы, главной (а нередко и единственной) целью высшего образования является получение диплома .
Целью школьного образования, особенно в старших классах, является получение аттестата.

Как бы ни было трудно изменить такую ситуацию, менять ее необходимо. Потому что этот утилитарный подход бесконечно далек от главных целей – помощи человеку в его вечном совершенствовании и помощи всему живому на земле.

Понятно, что система ценностей зависит не только от образования, но и от всего общества. Поэтому для успешного введения той системы, о которой шла речь в этой статье, необходимо кардинально изменить весь общественный климат. Система нового образования не может быть успешно введена, пока деньги и материальное благополучие являются главными ценностями в глазах большинства людей. На их место должны стать подлинные ценности – любовь, свобода, знания.

Однако ждать, когда общество станет полностью готовым к восприятию таких идей, было бы в корне неправильно.

Начинать нужно уже сегодня, в той среде, которая есть, постепенно преобразуя ее и делая более благоприятной. Новые школы будут готовить людей с широким кругозором, с открытым взглядом на мир, художников своей жизни, искателей истины по большому счету. Они не удовлетворятся теми социальными ролями, которые сегодня им предписывает жизнь. Они будут искать, что и как можно изменить в жизни, чтобы раскрыть качества, которые они несут из вечности, осуществить свое предназначение на земле. И реализация этих качеств будет, в свою очередь, изменять общество.

Новое образование не будет поддерживать какую-то определенную социальную систему, напротив, оно станет источником постоянного развития социума, творчества на уровне всего общества. В этом смысле образование из системы поддержания превратится в систему развития.

От теории к практике.

На этом я вначале хотел поставить точку и закончить данную статью, обрисовав основной круг идей и предоставив их для размышления читателя. Но закономерно встал вопрос – что можно сделать для приближения этого светлого будущего уже сегодня. Хотелось сдвинуться чуть дальше чистого теоретизирования и наметить какие-то практические шаги, которые могли бы делать люди, разделяющие изложенные выше мысли или близкие им по духу.

И тут мы с неумолимой закономерностью приходит к выводу, что начинать нужно с себя. Учителя для будущей системы образования не возьмутся из ниоткуда, их нужно будет подготовить. А первыми учителями предстоит стать самим, если мы верим в возможность изменить в этом мире хоть что-то.

Но к сожалению, я, как и многие читающие эту работу, сами являемся продуктами старой системы образования, и хотя в личном плане сумели добиться чего-то большего, сделали это не благодаря, а вопреки ей. Многие шероховатости этой системы по-прежнему сидят внутри нас, даже если мы их и не замечаем. Склонность к теоретическим знаниям вместо практики, абстрактная любовь ко всему прогрессивному человечеству вместо любви к ближайшим друзьям, неспособность контролировать собственный энергетический поток, пробелы в важнейших областях знания, касающегося собственной души…

Все это является и моими недостатками, но боюсь, что здесь я не исключение из правила.

И это должно быть исправлено, преодолено в первую очередь. Невозможно научить другого человека стать гармоничной личностью и гармонично познавать окружающий мир, если сам ты далек от гармонии.И тут каждый должен задать себе определенные вопросы, без разрешения которых человек не может быть в мире с самим собою, с окружающими, со всем миром. И если что-то потребуется изменить в своей жизни, понять, что и как нужно изменить, и сделать это.

А по мере того, как эти вопросы будут решаться – а это, скорее всего, займет время, - задуматься над другими.

Например, над тем, не можем ли мы уже сегодня общими усилиями создать одну или нескольких школ нового типа.

Да, на первом этапе они будут выдавать обычный стандартный аттестат. Безусловно, они будут включены в общую систему министерства образования, хотя и будут носить статус школ экспериментальных. В этих школах придется преподавать обязательный минимум знаний, рекомендованный сегодня министерством.

Но наряду с этим в таких школах будет вводиться комплекс предметов, направленных на сближение с природой, практическое освоение окружающего мира, на постижение глубинной сути нашего пути на земле. И главное – создание атмосферы творчества, радости открытия, когда знания стали бы желанными, а путь постижения их – таинственным и прекрасным.

Конечно, все это потребует немалой энергии, терпения, отказа от привычного уклада, возможно – переезда на новые места. Хорошо было бы открытие таких школ не в городах, а в местах с сохранившейся природой, возможно, в рамках небольших экопоселений. Близость к природе помогла бы изучению всего цикла предметов, связанных с живым миром. Вряд ли можно эффективно изучить зоологию в местностях, где из млекопитающих встречаются только домашние кошки и собаки, а из птиц – вороны и воробьи.

Но самое главное – близость к природе помогла бы выработать такое отношение к ней, когда человек смотрит на нее уже не как потребитель, а как естествоиспытатель и художник, творец. Уроки на свежем воздухе, прямо на траве, учебные походы в лес, участие школьников в экологических акциях, помощь диким животным, - все это помогло бы создать совсем иной учебный процесс по сравнению с тем, который мы имеем сейчас.

Стоят ли эти мечты того, чтобы взяться за их превращение в жизнь? Ведь для этого и не требуется чего-то глобального, вспомним Андреева:

Новая педагогика сможет формироваться в нескольких отдельных учебных заведениях, находящихся в распоряжении Розы Мира. А такими учебными заведениями она сможет располагать, даже пребывая ещё на уровне религиозно-благотворительной организации в условиях свобод, нормальных для всякой действительно демократической страны. Опыт, накопленный в течение такого подготовительного периода, впоследствии сможет быть перенесён на всеобщую воспитательную и образовательную систему.

Эта деятельность будет устремлена к бескровному объединению человечества, к уменьшению страданий всех живых существ, к возрастанию в человечестве общей суммы любви и счастья и к доведению Энрофа нашей планеты до возможного состояния гармонии между всем живым, что населяет его.

_______________
[1] Дао дэ цзин, 1 : 1. Распространен перевод: дао, которое можно выразить словами, не есть постоянное дао.

[2] В рамках данной статьи я не ставил задач подробно обсуждать содержание конкретных школьных курсов, но думаю, что читатель уже уловил общее направление, основной мотив.


© Иоанн Чудотворцев Опубликовано: 18.02.2005

Отзывы на форуме     Раздел "Метаобразование"


| Главная  | О сайте  | Д. Андреев  | Роза Мира  | Статьи  | Форум  | Библиотека  | Контакт  |


© 2004-2011 RozaMira.Org
при цитировании просим ссылаться

  Яндекс цитирования