О переводах стихов Даниила Андреева

Павел, послушал. Ваша ритмика отличается от моей; у Максима своё понимание того, как нужно читать этот стих; вероятно, у кого-то еще будет свой вариант прочтения. Когда я делал перевод, то руководствовался, в первую очередь, собственным чувством. Вывод: пусть каждый сделает свой перевод, и там уже Ольга решит, какой ей ближе. Хотя мне сейчас подумалось о переводе каких-то избранных стихов Даниила Андреева вне зависимости от их переложения на музыку
 
Редактирование:
Павел, скачала, ближе к вечеру послушаю. Да и именно с сегодняшнего вечера начну работать с английским переводом «Палестинской мелодии».

Вот, кстати, оффтопом — пример песни на английском, над которой работаю уже не первый месяц. Причём фортепианный аккомпанимент — это работа девушки из Америки, и где-то раз в месяц мы делаем такую сводную запись. То есть тоже совместный проект :)

https://youtu.be/QXgqz2iL6wQ


Есть ещё песни на английском, которые делаю — и пара песен, которые в плане, с гитарой и губной гармошкой.

Вячеслав, очень рекомендую перевести стихотворение «Обсерватория. Туманность Андромеды». Над музыкой работаю больше месяца, пока сделано три куплета. Но это стихотворение — вернее, песня на стихи — точно будет иметь успех, в той субкультуре, где сейчас общаюсь на английском — совершенно точно.

Первые три куплета на русском в моём исполнении, возможно, тоже выложу в этой ветке. Но там требования к голосу ещё выше.
 
Редактирование:
Ого! вы замахнулись, такие стихотворения взяли, Серебряная ночь пророка! туманность Андромеды! их по русски то мало кто нормально может прочитать.
А с чего то более простого не хотите?
Есть ведь небольшие стихи у Даниила, с более простым размером, с несложным рисунком ритма.
И кстати, сказать, при переводе ритм и размер практически всегда слетает. Я, правда, в этом почти ничего не понимаю, но знаю, что или приходится сильно менять смысл и добавлять от себя, чтобы сохранить ритм, или оставаться точным, но тогда уже надо искать новую форму...
И Михаила привлекайте. Причем и того, которыйРыбаков :) и того,который Афинянин:)
 
Что-то не поняла, как нынешний форум дружит с Инстаграмом. Так что пока без картинки.


Вячеслав, пока что работаю с английской версией, прослушивая вашу начитку текста. К вашему английскому претензий действительно нет. Но мне как исполнителю нужно хорошо прослушать и понять текст — вот именно так, сидя в наушниках, глядя в текст и слушая ваш голос. А потом — слушая и повторяя. Наушники — чтобы отключить внешние шумы и «внутреннего критика».

Этой методикой я начала пользоваться с тех пор, как стала работать с англоязычными песнями.

Для чего я привела пример с открывающей темой из Покемона? А вот именно так я и готовилась к совместной работе с американской девушкой-сотрудником. Чтобы наложить мой вокал — доведённый до более-менее грамотного состояния в этой песне — на её уже грамотное фортепианное воспроизведение, которое она до меня отрабатывала долго — мне приходилось и до сих пор приходится прослушивать вокал исходного исполнителя. Вот именно так, в оригинале. В наушниках. Дальше — прослушивать и петь вместе с ним. Отключив «самокритика». И уже после этого — петь самой. Делать запись. Прослушивать запись, отмечать ошибки. И снова делать всё то же самое.

Вот такая каждодневная работа вокалиста.

Сложность в том, что если в открывающей теме Покемона уже есть готовая вокальная проработка — мне просто следовать интонациям, особенностям произношения и общему звукоряду — в «Палестинской мелодии» мне, во-первых, нужно, помимо произношения, проработать и прочувствовать РИТМИКУ текста на английском. Она может отличаться от ритмики на русском. Я уж не говорю об особенностях произношения, которые требуют и некоторую корректировку дыхания. Поэтому на данный момент я просто работаю с чтением текста вслух. Вот так, как Вячеслав его начитал.

Дальше — ну, видно будет :) Главное — продолжать работать! :)
 
Иоанн,

Смысл переводов и исполнения на английский — с тем, чтобы сделать идеи Даниила Андреева более интернациональными. Понятными многим. Вне зависимости от страны и культуры, где они живут.

А английский на данный момент и является таким интернациональным языком. Никуда от этого не деться.

Почему в переводе «Розы Мира», который я знаю на данный момент, были только первые шесть книг? Да потому, что следующие шесть книг понятны только читателю, хорошо знакомому с русской культурой.

Вот в том бумажном переводе, который у меня 10+ лет на руках — именно первые шесть книг. Интернациональные по своей сути. (Написанные по сути невыездным человеком из СССР, только в это стоит вдуматься!!!)

Выходим в широкий мир, хотим объяснить это понятно людям, не говорящим на русском языке, а то и не знающим, что такое Россия — взглянём на то, что Даниил Андреев — и в своей поэзии — хотел донести до людей за пределами тогдашнего СССР.

«Палестинская мелодия» и «Обсерватория» — вещи однозначно интернациональные. С которых людям проще начинать знакомство с творчеством Даниила Андреева и основными идеями Розы Мира. Ну, это на мой взгляд. А я уже 20+ лет живу в по сути интернациональном сообществе.
 
Что-то не поняла, как нынешний форум дружит с Инстаграмом. Так что пока без картинки.
Картинку из Инстаграма можно вставить вручную, через указание ссылки на исходную картинку.
 
Ну вот, работаю с текстом. Расставила ударения. Читаю под аудиозапись Вячеслава. При этом запись звучит в наушниках. Вот так сначала и нужно — научиться читать текст вслух, с правильной расстановкой, затем уже соединять текст с мелодией. Мелодия может тоже слегка измениться. Англоязычное произношение может повлиять на дыхание во время чтения и пения.

 
Владимир Микушевич ответил, выход книги с его переводами на немецкий пока не обозначен, но он поделился своим великолепным переводом «Василия Блаженного». Прекрасный образец! Думаю, лучше невозможно.

Daniil Andreew. Wassilij der Selige

Владимир Микушевич

Zwitschern frölich bei der göttlichen
Morgenröte Wiesenlerchen,
Kommen von der Höh’ die rötlichen
Wolken zuversichtlich nah?
In den steinernen Einweihungen
Lächeln farbenreiche Märchen,
Sind gehauen Prophezeiungen
Von dem kindlich klaren “Ja”.

Diese Bilder sind die köstlichen
Flammen mit dem Licht zusammen;
Wende du dich ab von westlichen
Regeln, deren Härte quält;
Herrlich sind unüberwindliche
Reize, die vom Himmel stammen
Für die Seele, für die kindliche,
Die der liebe Gott erwählt.

Mit den Schnörkeln, mit Verzierungen
Steht der Söller wie mit Zweigen;
Ausgeschlossen sind Schattierungen;
Farben sind vom Lichte satt;
Neun sind Lilien, nicht hiesige,
Noten, die zur Erde neigen;
Und Marotten rieseln, riesige,
Wunderliche Muschelstadt.

Siehst du goldene, durchsichtige
Immer feierliche, junge
Gamajuns verklärte Fittiche,
Ahnst du, wer die Flöte blies?
Alkonost singt, und der lachende
Sternenchor mit ihm im Schwunge;
Ihn beherzigt auch der wachende
Vater in dem Paradies.

Aber drinnen welkt die blühende
Freude unter den Gesängen
Und den Psalmen, wo der sprühende
Glaube heftig sich erschloss;
Ganze Trauer mit den Mahnungen
Mit dem Weihrauch, mit der strengen
Busse unter frommen Ahnungen
Und des Volkes dunkles Los.

In der Ferne hört man tödliche
Stürme mit den Hekatomben;
Heiligtümer, auch das göttliche
Testament zerstört man dreist.
Uns verklären die zeitweiligen
Qualen in den Katakomben,
Und man kehrt zurück nach heiligen
Hainen; “Amen”, — sagt der Geist.
 
Я не знаток немецкого, но по моему очень хорошо звучит!
Во всяком случае, ритмика и рифма там есть и перевод очевидно передаёт мелодию.
То есть, в принципе делают люди. Но, для этого надо обладать особым талантом.
Настоящие переводчики поэтических произведений — явление практически «поимённое». Их не так много на свете. Соответственно, всякому на этом поприще нужно бы соразмерять свои намерения со своими актуальными способностями и возможностями.
Переводчик — это, во-первых, тоже поэт. Причём, уровня, соизмеримого с уровнем автора, которого он собирается переводить. Во-вторых, это серьёзный знаток обоих языков. Не просто научившийся разговаривать на них и общаться, а владеющий всеми их богатствами на весьма углубленном уровне. И, в-третьих, это просто человек с чуткой душой, способный ощутить чужое, как своё, проникнуться им до самого «нутряного» состояния и, в итоге, совершить такую особенную службу, переписав исходник заново и устранив, при этом, из текста всё собственное и личное, оставляя там место лишь первоначальному автору, его замыслу и его духу.
Иначе выйдет громадное искажение исходника, его профанация, по сути. Человек, читающий такой перевод, уже не поймёт и не узнает автора, будет думать о нём совершенно не то, что этот автор в действительности собой являет.
ИМХО, крайне важно осознавать эту ответственность. Особенно, когда речь идёт о вестнической поэзии. Переводчик отвечает за все свои промахи перед судьбой. Это священнодействие, своего рода. А священник должен быть вначале научен, а затем, по результатам научения, рукоположен. Вот и нам бы, прежде чем трогать стихи Андреева, неплохо было бы пройти те же самые стадии, научения, аскезы, рукоположения, освящения, ибо не напрасно сказано: «Проклят всякий, кто дело Божие творит с небрежением».

.
 
Сверху Снизу