Оффтоп из темы «Странники ночи»

Хотя вот тут вопросик был...
Михаил,

Что касается закрытия монастырей и лишения потенциально одарённых духовно монахов развивать дальше свои качества — это конечно правда. Хотя, я не верю, что к началу XX века подвижников уровня карамазовского старца Зосимы было много. Кое-кто оставался в Оптиной пустыни — да, кто-то, быть может, в каких-то других обителях, но в целом всё это, к сожалению, погоды не делало и на общественную жизнь и духовность столь огромной страны не влияло.

Почему я и удивляюсь такой уж церковности героев «Странников ночи». Откуда она? До Революции и во храм-то по большим праздникам только показывались, а тут прямо столь горячая приверженность!
Вот, читаем других представителей «поражённого в правах» сословия и что мы наблюдаем?
Цветаева. Ну и как она относилась к церкви? Да, никак — над попами смеялась. Например, читайте её рассказ «Чёрт» (автобиографический, по сути). Ахматова. Что-то не припомню особой религиозности. Гумилёв. «Шесть коней подарил мне мой друг, Люцифер...» Мережковский. Читаем, что он говорит нам о Св. Серафиме Саровском («Последний святой»). Это и коммунисты-то постеснялись бы, ИМХО, так выражаться. Александр Блок. Ну и где там церковность? «А помнишь, как бывало брюхом пёр вперёд? и крестом сияло брюхо на народ!» Это про попов из поэмы «Двенадцать»... Хотя, человек верующий был — «... и от пули невредимый, в белом венчике из роз, впереди Иисус Христос!» Так он говорил. То есть, духовно чуткий, верующий на свой лад, но церковь особо не жалующий. Кто ещё? Бердяев. Тоже верующий на свой лад талантливый философ. Церковь он, по моему, для себя открыл уже больше в эмиграции. Набоков? Он — церковный? ИМХО, что-то очень вряд ли.

Ну, а кто там церковный-то тогда? Я уже столько известных людей перечислил!..

Ущерб, мне кажется, заключался в другом. В том, что атеизм разрушил (или по крайней мере повредил) «народную веру». Это традиция, это архетипы коллективного бессознательного, это некий важный фрагмент, связующий русского человека с Навной и выше. Высмеивание и поругание веры, ради которой в своё время были принесены великие жертвы и совершены выдающиеся подвиги — это конечно тяжкая рана для совокупной души народа. Не нужно было этого делать! Здесь большевики очень сильно просчитались и ошиблись! Да и поплатились в итоге!

Церкви требовалась реформа. Не «живоцерковничество» 20-х годов, а реформа подлинная и духовно обоснованная. Которая бы устранила клерикализм и вовлекла простого человека в соучастие таинствам и соборным молитвам. Но это сложное дело, это безусловно не мне указывать на конкретные шаги. Однозначно лишь одно. Разрушать и высмеивать церковь было категорически нельзя! Нужно было как-то договориться с ней. Сделать в итоге церковь лояльной и самим подвинуться немного навстречу церкви тоже, смягчиться к ней. Религия это не обязательно «опиум для народа», а благое лекарство. «Опиум» мы выкидываем, а «лекарство» оставляем. С добродушием и спокойствием.

Но, что было, то было. Тут не сотрёшь и никуда не денешься. «Загиб» вышел. За него дорого расплатились позже.
 
Краткая переписка с одним человеком из рм-среды:

...У тебя нет контактов Леонида Бежина? Мы тут Странники ночи обсуждаем, если интересно...

...С Бежиным я давно контактировал, лет 10 тому. Контактов не осталось (был дом тлф.). Да и впечатление у меня было такое, что он вовлечен совершенно в иную деятельность, и «все это» было давно. Как будто со сна подняли человека и спрашивают его о неких деталях его биографии 20-летней давности, давно уже пережитых и лишенных даже тени эмоций.
Почитал обсуждение.
Лично я считаю роман «Странники ночи» — вершиной художественного творчества Д. Андреева. Даже те крохи, которые приводит Бежин, говорят о том, что роман, будь он не уничтожен, стал бы одной из вершин художественного творчества 30-40 годов. Им бы гордились, переиздавали, снимали фильмы. С художественной т.з. он в разы и разы ярче, допустим, Мастера и Маргариты (Булгакова привожу лишь как современника Д. Андреева) и глубже мировоззренчески и психологически. Там нет всеми любимых сатирических хохмочек. Д. Андреев взял лучшее от Достоевского (глубочайший психологизм) и от Толстого (исторический реализм — от характерных деталей описаний личностей героев до широчайших исторических обобщений). Этот роман привлекал бы к имени Д. Андреева очень и очень широкие массы людей, вызывал бы желание глубже ознакомиться с творчеством. В России и не только его бы многие любили и читали.

Да, с твоей оценкой возможного уровня и перспектив романа я согласен. Бежин — ладно, не буду тревожить. Просто тут как бы возникли у некоторых сомнения, а были в реальности ситуации, эти процессы на предприятиях, через один из которых «погорел» главный герой (Глинский), не подняв руку за осуждение людей. Не выдумал ли это Бежин, спрашивают некоторые.

Не понимаю, как можно так быстро терять историческую память. Хорошо, про СМИ все понятно, могут на потребу дня писать и так и наоборот, хоть завтра. Но ведь и в семьях не может вот так просто память уйти. Например, мой дед — председатель колхоза и до войны и после. Рассказывал, в свое время, что какой-то простой парень, колхозник пришел в клуб «навеселе» и случайно (не намеренно) сорвал со стены бумажный портрет Сталина. Затем приехали «компетентные люди» и долго всех расспрашивали как, да что. А затем «собрали собрание» и осудили всем колхозом его как политического вредителя. Вот так просто приняли написанную «компетентными людьми» резолюцию на общем собрании. Вот такая жизнь.
 
Редактирование:
Насчёт потери памяти — выглядит логичным что какие-то обиды и катастрофы помнят люди, считающие власть и может даже социум, при которых случились обиды и катастрофы — своими врагами. Может быть, даже, как говорил Павел, «презирающими и ненавидящими» свой народ. А таких, само собой, меньшинство. Вот они обиды и беды прошлого холят и лелеят как бальзам на душу, в том числе бальзам на своё самолюбие.

Ну а большинство пытается забыть всё самое плохое, потому что так проще жить. В том числе потому что как-то чувствуют свою долю ответственности за пережитые ужасы. Пыталось забыть ну и забыло, вполне успешно. Достаточно не рассказывать детям и внукам, а воспоминания всплывающие топить в алкоголе.

И уже совсем ничтожное меньшинство способно и хочет без гордыни помнить беды, которым народ потворствовал, но при этом этот народ любить. Такой очень высокий уровень нравственного развития.

Так как их слишком мало, их точка зрения малоизвестна и критиками прошлого выступают в основном люди из первой группы. Что у большинства вызывает отторжение. А у какой-то части молодёжи вызвало отторжение не от критики, а отторжение вообще от советского (ну или даже русского) народа и истории — они не считают себя частью всего этого и могут критиковать без ущерба самолюбию (гордыне). Может быть они себя считают частью эдакого антисоветского народа, может быть русского. Это ещё в ЖМ у Андреева была «братва», добивающая Автомата и «сторонников великого государства».

Вот такая гипотеза :)
 
Редактирование:
Например, мой дед — председатель колхоза и до войны и после. Рассказывал, в свое время ...
Это всё специфика рассказов: один расскажет так, другой эдак. Тут желательно, всё-таки, опираться на какие-то более объективные материалы. А то Солженицын тоже, вон, понарассказывал ужасов, а потом выяснилось, что это просто коллекция лагерных мифов. По подобию, допустим, армейских мифов, которых я тоже слышал сотни за два года службы. И не то, чтобы ужасов в лагерях не было — ужасы там были, но то, как он их изложил, отстоит весьма далеко от того, что реально происходило.
Так и тут. Что за парень? Каким он по жизни был? Хороший работник или забулдыга? Пришёл подвыпивший или хорошо пьяный? Сорвал случайно или хулиганил в клубе? Сейчас не поймёшь уже... Собрание тоже. Сколько людей там присутствовало? Все / не все? Какой был текст резолюции? Как шло обсуждение? Что говорили? Кто-то возражал?
Совершенно необходимо знать эти детали для понимания ситуации.
И снова оговорюсь: такое собрание не могло иметь юридического статуса само по себе. Сажало и выносило приговоры только НКВД. Собрание же могло иметь, как бы, «совещательный» голос.
Вот, моего деда по материнской линии тоже, ведь, арестовывали в 37-м. Не рассказывал? Он занимал тогда пост начальника ж-д станции Поворино. То есть, обращу внимание, он принадлежал на тот момент к «дому на набережной», а не к «дому на заводской окраине». Арестовали его безо всякого собрания, разумеется, содержали под стражей один месяц, потом выпустили за отсутствием состава преступления, восстановили в должности. Условия были очень неласковыми. Деда не били, но допрашивали так, что крайне тяжело, конечно. Там и холодная вода была, и цементный пол, и много всякого... Настучал на него его бухгалтер.
Ну, вот, такое, вот, время.
Дед проработал потом там всю войну, находился одно время даже в управлении юго-восточной дороги в Воронеже, позже начал, увы, выпивать и пошёл постепенно на понижение. Членом партии никогда не являлся.

Ну и последнее, возвращаясь к «Странникам ночи». В эпизоде с Глинским, их собрание выглядело, как будто, совсем иначе. Они там проводили именно «митинг осуждения» неких газетных персонажей.
 
Да я могу и ещё рассказать, если интересно.

Мой двоюродный дед по отцовской линии был расстрелян в конце 30-х перед войной, как «враг народа». Но он тоже принадлежал к «дому на набережной». Он являлся довольно крупным по провинциальным меркам партийным функционером. Его с повышением направили в Сталинград вторым секретарём то ли их Горкома, то ли Обкома ВКП(б). По всей видимости, он там не слишком сошёлся с местными и его на чём-то подловили. Суд был открытым, в зале присутствовала его жена. Говорят, после оглашения приговора, он крикнул ей, назвав по имени, «Я ни в чём не виноват!»
Но это жизнь партийной номенклатуры.
Честно, я не в курсе, чем двоюродный дед занимался, был ли какой-либо состав преступления в его деятельности или это всё полностью было надумано — совершенно никакой информации.
Примечательно, однако, другое. Его родная сестра, моя бабушка, которую я уже хорошо помню — она всё это время работала главным бухгалтером, где бы вы думали? — в Обкоме партии города Воронежа! :)
На этой должности она и войну встретила, и оккупацию, и депортацию, и возвращение Советской власти. То есть, её никто не трогал. Вроде бы, родной брат «враг народа», а сестра в Обкоме соседнего областного центра цифири складывает. Ну, вот так, вот, было. Такая диковинная жизнь. Бабушка, причём, всегда была человеком вполне прокоммунистической направленности, в отличии от моего папы, который стал антисоветчиком и аналогично и меня воспитал. :)
Это я потом уже после 99-го года перековался.
 
Сверху Снизу