Материалы С.Н. Лазарева, автора «Диагностики кармы»

Валентин,

Я думаю, Лазарев, всё же, прав. Воздаяние приходит. Просто мы обычно видим не нутро человека, а его внешний облик или внешний статус, который потом примеряем на себя и думаем: вот, если бы я это всё имел, то как бы я был счастлив — значит, и он счастлив! Получается сюжет из того нью-йоркского газетного объявления: «успешный бизнесмен покончил с собой». Если он правда был таким успешным, то что же заставило его убить себя?

Или же наоборот. Мы по инерции, глядя на «официальный послужной список» человека приписываем ему разнообразные пороки «по должности», не задумываясь о том, что он в душе может быть в значительной мере не таким. Допустим, чиновник служит какому-то «тяжёлому» во всех отношениях политическому режиму. И мы считаем: ну, всё — он и негодяй, и подлец, и стукач, и садист, и предатель — всё на свете. Ведь, мы близко с ними ни с кем не знакомы. А, может статься, что человек сотрудничает с этой властью отнюдь не из своекорыстных мотивов. Может быть, он верит, что с помощью своего положения окажется способным протолкнуть в обществе какие-то, на его взгляд, важные проекты? Кто знает?
Скажем, Молотов прожил почти сто лет и умер в 1986-м году. Но я совсем не знаю Молотова, каким он был именно человеком. А вдруг он обладал какими-то положительными качествами, которые вот так сказались на его долголетии? Да, плюс, и само долголетие, ведь, отнюдь не всегда представляет из себя неоспоримое благо. Даже при условии физического здоровья. Как и ранняя смерть не обязательно наказание.
По идее, тут главное — это самочувствие нашего «внутреннего существа» и задачи его «траектории» сковзь века и страны. Что именно для него полезно. Если «внутреннему существу» для своего развития требуется прожить долгую жизнь на Земле, то человек проживёт её. Если ему желательнее не задерживаться тут на черезчур длительные сроки, то соотвественно.
Я очень долгое время думал: как хорошо, когда судьба дарует человеку спокойную и благополучную жизнь, когда все его желания исполняются, когда он не сталкивается ни с лишениями, ни с болью, ни с жестким ограничениями своей свободы. А потом до меня, как-то, дошла другая мысль: А чему в итоге научится этот человек? Кем он станет? Куда он разовьётся ото всего этого своего мирного благолепия и достатка? Каким выйдет из Энрофа?
Что сделается с его характером? Сумеет ли он успешно противостоять враждебным силам? Сможет ли он ограничить себя, когда это необходимо, защитить другого? Явится ли он опорой в трудную минуту? Способен ли он, как указывал Фрейд, «любить и работать»?.. Скорее всего, ведь, нет. Ну, и в чём тогда благодать этой лёгкой жизни? Не есть ли она скорее кара, чем поощрение?

Третий момент. Некоторые святые люди умирают рано по той причине, что берутся помогать другим и взваливают на себя карму человечества. Это, в принципе, может очень скоро добить любого. Ли Хуньчжи, основатель и духовный наставник практики Фалунь-Гун, обращал на данное обстоятельство особое внимание новичков. Если, мол, не знаете ещё, как работать с кармой, не беритесь — и другого не спасёте и себя погубите. Говорят, от этого столь рано скончался Рамакришна, а Вивекананда заработал свой диабет и лишь едва дотянул до сорока. Но работа с кармой — дело личного выбора и призвания.
 
С книгами С.Н. Лазарева знаком очень давно. Много лет был ярым апологетом его исследований.
Болезнь неофита, так сказать, или кумирство духовного учителя — в терминологии автора «Диагностики кармы». Но всякая одержимость личностью, идеей, книгой без рассуждения и кропотливого труда над своей душой чревата откатом маятника, в плане: от восхищения к осуждению. В этом суть сектантского фанатизма и кумиротворчества.
Язык С.Н.Лазарева — это язык посознания, вернее вербализация бессознательного, его извлечение на Свет Божий, а этот процесс очень болезнен, так как способствует осознанию глубоко спрятанных душевных ран и психотравмирующих сценариев.
Это, конечно, не религия и не лжеучение сектанта.
Это путь личного духовного поиска человека, который практикует самопознание на уровне тонких планов, открывшихся ему в условиях экстремальной безвыходности, на грани жизни и смерти.
Его невозможно скопировать, но важно прислушаться к откликаи собственной души, особенно к тому её голосу, который говорит без звука...
 
Сверху Снизу