Не монархия, не республика...

Здравствуйте уважаемые поклонники творчества Д. Андреева!
Предлагаю на ваш суд небольшую статью собственного сочинения, которую я набросал за несколько последних дней. Тема о власти, о том, какой она должна быть в идеале, о Верховной Власти в частности, и какую форму она должна принять в будущем устройстве Розы Мира, если она когда-либо придет к власти над человечеством. Возможно что я в чем-то не договорил, что-то упустил, что-то не дописал, однако она и так вылилась в объемный текст, и чтобы его подсократить пришлось не слишком-то разлиться мыслью по древу, а кратко изложить основную концепцию. Приглашаю к конструктивной критике, замечаниям и вопросам.

Эпиграф

«Не иерократия, не монархия, не олигархия, не республика: нечто новое, качественно отличное от всего, до сих пор бывшего. Это – всемирное народоустройство, стремящееся к освящению и просветлению всей жизни мира. Я не знаю, как его назовут тогда, но дело не в названии, а в сути. Суть же его – труд во имя одухотворения человека, одухотворения человечества, одухотворения природы.» — из книги Д. Андреева «Роза Мира».

Предисловие

Друзья, хотелось бы начать серьезный разговор о происхождении всякой власти в мире, о лучшем устройстве государства, о природе Верховной власти и её необходимости для осуществления и проведения необходимых реформ по облагораживанию планеты и человека.

Знаю, что очень многие люди, хорошие и достойные люди, что называется «витают в облаках», до сих пор свято веруя в либеральный принцип демократического устройства, разделения властей и пр. Попытаюсь объяснить, по возможности кратко и сжато, что они глубоко ошибаются принимая за идеал государственного устройства совершенно ложный принцип, худший из всех возможных его устройств.

Знаю также и о том, что многие верят в наследственную монархию, пытаясь встать на старые рельсы, так сказать, войти в одну и ту же реку дважды. А некоторым по нраву такое устройство общества, при котором им управляют самые богатые в материальном плане люди, то есть — олигархия, а это именно то, что мы сейчас и имеем..

При чем, совсем, почему-то, нет людей, которые бы вообще задумывались о недостатках подобных государственных устройств; что могут существовать и другие пути. Об этих-то путях, и недостатках старых, мы и собираемся поговорить.

Исторический экскурс

Впервые о государственном устройстве, по-моему, заговорили ещё индийские мудрецы. Еще в законах Ману этот легендарный прародитель человечества разделил все общество на четыре касты или сословия — брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр. Над всеми ими стоял Царь, который имел обширные полномочия. В те далекие времена еще не существовало науки Политики, о способах государственного правления, ибо существовал один единственный способ — Царская власть. Политики не было еще, так как власть царя была абсолютной и в представлении самого государя, и в представлении его подданных. Тысячи лет народы управлялись при подобном способе управления! И кстати, часто неплохо жили при этом. Это зависело прежде всего от личности самого монарха. Если государь был хорошим и добрым, то и люди жили счастливо, если же он был злой, то и люди страдали и зачастую свергали такого царя, чтобы затем поставить вместо него другого, тем самым зарождая зачатки демократии и олигархии.. Главным отличием царской власти от других была стабильность жизни государства.

Греческие философы тоже не оставались в стороне от попыток как-то систематизировать те способы государственного устройства, которые на тот момент уже были им известны.

Достаточно сильно учение о государстве проявилось в философии Сократа. Затем его ученик Платон, а позже ученик Платона Аристотель углубили это учение и привели его уже к классическому варианту, который и дошел до нас в неизменности, и, за прошедшие века полностью подтвердился на практике.

По Сократу, управлять государством должны так называемые «знающие». Это очень важно. Аристократия мудрых была его идеалом. Мудрость же, каждый должен был приобрести не путем схоластического учения, а путем самоуглубления и самопознания. Только такие люди, познавшие самих себя, достойны управлять государством. Не познавшие себя не достойны управлять государством, ибо как они могут править теми, кого они не знают, ибо не знают самих себя? По его словам править должны «цари и правители не те, которые носят скипетры, не те, которые избраны известными вельможами, и не те, которые достигли власти посредством жребия или насилием, обманом, но те, которые умеют править». Это резко расходилось с принципами, как царской, так и олигархической и демократическими формами правлений. Без всякого сомнения Сократ сильно опередил свое время..

Сократ различал три формы управления: правильную монархию, правильную аристократию и правильную демократию. Неправильная монархия вырождается в тиранию; неправильная аристократия вырождается в олигархию, а правильная демократия в неправильную. Сократ крайне отрицательно относился к демократии родных Афин, при которой Афины потерпели поражение от олигархической (с уклоном в монархию) Спарты. Демократию Афин он критиковал за некомпетентность управленцев, и тяготел к подражанию спартанцам. Выше всего Сократ ставил Законность, которой должны были подчиняться как правители, так и простые граждане.

Великий ученик Сократа — Платон, вслед за своим учителем также резко критиковал демократию Афин. Греческие софисты считали, что государством может управлять каждый. Тут вспоминается изречение В.И. Ленина о том, что «каждая кухарка может управлять государством».. Платон же, в пику Ленину и софистам, строго придерживался учения Сократа, и полагал, что государством должны править мудрецы. Все общество он делил не на четыре сословия, как Ману, а на три, которые соответствовали трем свойствам человеческой души: философов, как разумного начала души; воинов, как её яростного начала; производителей, которые олицетворяли страстное начало души. Мудрость, воинственность и страсть. Совещательным началом государства являлись философы; воины — защитным, а производители — деловым. В этом, по представлению Платона выявлялась справедливость, ибо люди, по его мнению, делятся именно на три этих психотипа, и каждый человек по справедливости должен был заниматься именно тем, к чему лежала его душа: страстные натуры должны производить, покупать и продавать; яростные натуры защищать отечество, а философские натуры думать о нуждах государства. В основу был положен иерархический принцип устройства государства, который был основан на пифагоровом (Платон также учился и у Пифагора) понятии треугольника: мудрецы руководят как воинами, так и производителями, а воины только производителями. Государство регулирует все вопросы общественной жизни. Ни бедных, ни богатых быть не должно, ибо это приводит к нестабильности обществ. Воспитание детей не семейное, а государственное дело.

Итак, по Платону, государство управляется мудрецами, состоит из трех сословий, построено по иерархическому принципу, граждане занимаются лишь теми видами деятельности, к которым склонна природа их душ. Запомним это.

Далее, в своей работе «Законы» Платон углубляет эту схему. Управлять подобным государством должны 37 (Так решил Платон!) достаточно пожилых людей (от 50 до 70 лет), которые избираются путем многоступенчатой процедуры голосования, но не всеми сословиями, а только воинами, так как они наиболее ближе по иерархии к философам. Правители издают законы, но сами выше этих законов. И хотя в «Законах» Платон далеко не ушел в своих воззрениях от тогдашних представлений о рабстве и пр., основная схема устройства была довольно интересной концепцией.

Далее он развивает интересную мысль об естественном круговороте принципов правления. По Платону, лучшая форма правления — Аристократия, если нравы в обществе начинают падать, постепенно вырождается в тимократию то есть, во власть кучки честолюбцев, которые любят власть ради власти. Разумное начало заменяется яростным началом. В Спарте была именно тимократия. По мере концентрации богатств в одних руках, тимократия плавно перетекает в олигархию, власть богатеев, людей которые любят деньги ради денег. Государство постепенно распадается на богатых и бедных. Это происходит из-за концентрации средств у кучки супербогатых граждан. А так как бедных становится все больше и больше, а богатых все меньше и меньше, ибо одни богатые поглощают других богатых и обирают бедных, и, тем самым, становятся еще богаче, то бедные в конце концов от безысходности начинают бунтовать и учреждают демократию, власть народа. Народ выбирает наиболее красноречивого человека-вождя, услаждающий его слух красивыми речами, который постепенно устанавливает свою диктатуру при всеобщем рабстве подданных. Затем хорошие люди в лице философов приходят и снова устанавливают свою форму правления. Это все так по Платону.

Ученик Платона, Аристотель не поддержал эту схему идеального, с точки зрения Платона, устройства государства. Аристотель оказывается более «приземлен» в своих представлениях об идеальном государстве. В своих работах Аристотель вводит понятие естественного развития государства. Основой государства является семья. Воспитанием детей занимается именно семья, а не государство по Платону. Отец, глава семьи — непререкаемый авторитет. Родовые общины объединяются в селения, а селения в государство. По Аристотелю это вполне естественный процесс. Одному роду трудно противостоять против возможных опасностей. Чтобы им противостоять нужно объединиться с кем-то. Вводится понятие частной собственности и прав каждого отдельного человека. По Аристотелю государство совершенно необходимо, ибо только в государстве человек может реализовать весь свой потенциал.

Аристотель принимает несколько иную схему возможных форм управлений, чем это делал Платон. Он видит здесь то же три формы: монархию, которая может выродиться в тиранию; аристократию, которая вырождается в олигархию; политию, которая вырождается в демократию.

Власть тут должна опираться на средний класс, да и вообще все общество должно быть построено на принципе золотой середины и умеренности во всем. Причем сама власть должна быть несколько размазана по разным социальным группам. Некоторая часть рабов и земли принадлежат всему обществу, другая часть только гражданам. Излишки продуктов бесплатно раздаются всем нуждающимся. Сам Аристотель наилучшей формой правления считал политию. В этом он уже сильно разошелся со своими учителями. Аристотелевы мысли позже найдут свое воплощение в идеях просветителей эпохи Возрождения, и явятся основой, так называемых, европейских ценностей. В частности хорошо известен принцип разделения властей на представительную судебную и исполнительную. Об идеях Платона, не говоря уже об идеях Сократа, вообще уже никто не будет вспоминать, кроме историков и архивистов..

Тут можно ещё вспомнить и стоиков, которые мечтали о некоем мировом государстве — космополисе, в котором не было бы границ, а все его граждане обладали бы естественными природными и одинаковыми правами.

Полибий, древнегреческий историк разделял формы правления на те же три типа: монархию, аристократию, демократию, которые также вырождались соответственно в тиранию, олигархию, а демократия вырождалась у него уже в охлократию, во власть толпы. Высшей формой правления он считал так называемую «сочетанную форму» — состоящую из всех этих трех форм. Естественная смена этих трех форм, по Полибию, происходила следующим образом:

Монархия создается когда в человеческом обществе возникают представления о справедливом и несправедливом, о морали, поэтому наиболее справедливые и мудрые люди создают монархии. Монархия вырождается в тиранию тогда, когда она теряет свой нравственный характер, когда она перестает быть нравственным идеалом. Глава семьи — отец должен быть нравственным идеалом для своих детей, ибо дети берут со своего отца пример, у него учатся. Брать пример и уважать кого-то можно только в случае если для нас кто-то является непререкаемым авторитетом. Если монарх теряет свое достоинство, то и народ идет в разброд, и чтобы его удержать в повиновении монарху приходится употреблять силовые приемы его усмирения. Так рождается тирания. Но, так естественно, продолжаться долго не может, и самые умные и влиятельные люди государства плетут заговоры против тирана, затем успешно его свергают и устанавливают аристократическую форму правления. Когда аристократия вырождается в олигархию, тогда народ её свергает и устанавливает демократию, которая, в свою очередь вырождается в охлократию, что приводит все общество к хаосу и разрухе. После чего опять является сильный авторитетный человек, устанавливает монархию и наводит должный порядок в государстве.

Отвлечемся немного от Полибия.. Тут сразу же прослеживается некая аналогия с веком золотым, серебренным, медным и железным, постоянно сменяющими друг друга, но следующие в строгом порядке. Настоящий порядок, стабильность и процветание могут быть только при монархии(правильной), это период золотой. Цицерон также считал монархию лучшей из трех форм(но наилучшей считал смешанную форму). Период серебренный это аристократия, но, так как совместное управление несколько нестабильно, и существует опасность к «перетягиванию одеял на себя» между самими аристократами, то она скатывается в период медный — демократию, и далее в железный — охлократию, к хаосу и разрухе, как завершающей фазе развития любого общества, как цельного организма. Общество, как любая самоорганизующаяся система имеет свои естественные фазы развития: — рождение, жизнь и завершающая смерть. Вечный круговорот природы проявляется везде аналогично.

Возвращаемся к Полибию.

Так как каждая из этих форм имеет свои недостатки, то Полибий думал установить некую смешанную или сочетанную форму правления, которая бы имела в себе элементы всех этих трех форм и приводит в пример этого конституцию Ликурга в Спарте. Наиболее удачнейшим же способом он считал устройство Рима, в котором консулы представляли (по мнению Полибия!) монархию, сенат — аристократию, а трибунат — демократию. Конечно же, в этом случае, он ошибался..

Еще задолго до самого Аристотеля, Геродот приводит рассказ об одном споре на собрании персов, которые низвергнули Лжесмердиса, мага, который в отсутствии законного царя Камбиса II захватил власть, выдавая себя за младшего брата Камбиса — Бардию. Приведу отрывок этого крайне интересного диспута из «Монархической государственности»:

«Между ними явились мысли об изменении формы правления в государстве, которое оставалось без законного наследника трона и безо всякого правительства.
При этом, рассказывает Геродот, Отана (один из заговорщиков) предлагал учредить демократию. «Я полагаю, говорил он, что никому из нас не следует уже быть единоличным правителем. Вы видели, до какой степени дошло своеволие Камбиза, и сами терпели от своеволия мага (Лжесмердиса). Да и каким образом государство может быть благоустроенным при единоличном управлении, когда самодержцу дозволяется делать безответственно все что угодно? Если бы даже достойнейший человек был облечен такой властью, то и он не сохранил бы свойственного ему настроения. Окружающие самодержца блага порождают в нем своеволие, а чувство зависти присуще человеку по природе. С этими двумя пороками он становится порочным. Пресыщенный благами, он делает многие бесчинства частью из своеволия, частью из зависти. Он завидует самой жизни и здоровью добродетельнейших граждан, напротив негоднейшим из них покровительствует, а клевете доверяет больше всего. Угодить на него труднее, чем на кого бы то ни было, ибо если ты восхищаешься им умеренно, он не доволен за то, что ты недостаточно чтишь его; если же оказываешь ему чрезвычайное почтение, он не доволен тобою, как льстецом. Он нарушает искони установившиеся обычаи, насилует женщин, казнит без суда граждан. Что касается народного управления, то, во-первых, оно носит прекраснейшее название равноправия, во-вторых, правящий народ не совершает ничего такого, что совершает самодержец; на должности народ назначает по жребию, и всякая служба у него ответственна; всякое решение передается на общее собрание. Поэтому я предлагаю упразднить единодержавие и предоставить власть народу. Ведь в количестве все.
Мегабаз выступил с мнением за аристократию.
Что касается упразднения самодержавия, — сказал он, — то я согласен с мнением Отаны. Но он ошибается, когда предлагает вручить власть народу. В действительности нет ничего бессмысленнее и своевольнее негодной толпы, и невозможно, чтобы люди избавили себя от своеволия тирана для того, чтобы отдаться своеволию разнузданного народа; ибо если что делает тиран, он делает хотя со смыслом, а у народа нет смысла. Да и возможен ли смысл у того, кто ничему доброму не учился и не знает, а стремительно без толку накидывается на дела, подобно горному потоку? Народное управление пускай предлагают те, кто желает зла персам, а мы выберем совет из достойнейших людей и им вручим власть; в число их войдем и мы сами. Лучшим людям, естественно, принадлежат и лучшие решения».
Однако же Дарий, в то время еще не имевший никаких особенных шансов быть избранным в цари, выступил против мнений Отаны и Мегабаза.
«Мне кажется, — заявил он, — что мнение Мегабаза о демократии верно, а об аристократии ошибочно. Из трех предлагаемых нам способов управления, предполагая каждый из них в наилучшем виде — т.е. наилучшей демократии, такой же аристократии и такой же монархии, я отдаю предпочтение последней. Не может быть ничего лучше единодержавия наилучшего человека. Руководимый добрыми намерениями, он безупречно управляет народом. При этом вернее всего могут сохраняться в тайне решения относительно внешнего врага. Напротив, в аристократии, где многие достойные лица пекутся о благе государства, обыкновенно возникают ожесточенные распри между ними. Так как каждый из правителей добивается для себя главенства и желает дать перевес своему мнению, то они приходят к взаимным столкновениям, откуда происходят междоусобные волнения, а из волнений кровопролития; кровопролитие приводит к единодержавию, из чего также следует, что единодержавие наилучший способ управления. Далее при народном управлении пороки неизбежны, а раз они существуют, люди порочные не враждуют между собой из-за государственного достояния, но вступают в тесную дружбу; обыкновенно вредные для государства люди действуют против него сообща. Так продолжается до тех пор, пока кто-нибудь один не станет во главе народа и не положит конца такому образу действий. Подобное лицо возбуждает к себе удивление со стороны народа и скоро становится самодержцем, тем еще раз доказывая, что самодержавие совершеннейшая форма управления..
»

В результате диспута получается, что самой лучшей формой является правильная монархия.

Итак, еще в древней Греции и Риме тогдашние философы достаточно четко выработали основные принципы устройства государственного управления, которые мы и примем за основу в своих собственных дальнейших рассуждениях.

Принцип верховной власти

Прежде всего мы должны прояснить понятие верховной власти. По словам Б.Н. Чичерина [Курс Государственной науки. Ч. 1. С. 60 и след.] «верховная власть едина, постоянна, непрерывна, державна, священна, ненарушима, безответственна, везде присуща и есть источник всякой государственной власти

Многим может показаться странным утверждение, что верховная власть должна быть «безответственна», но это только кажущееся несоответствие.

Верховная власть есть высший Судья, она выше всякого земного закона и может быть ограничена только нравственным. «Всякие ее ограничения могут быть только нравственные, а не юридические. Будучи юридически безграничной, Верховная власть находит предел как в собственном нравственном сознании, так и в совести граждан». — Чичерин.

Безответственность верховной власти прямо проистекает из того положения, которое утверждает её самодостаточность, самоотчетность. По сути такая власть есть у самого Бога, Творца вселенной. Он ни перед кем не отчитывается и иногда может нарушить любой земной закон физики, к примеру. Верховная власть полновластна, и по словам того же Чичерина должна являться выразительницей самой сути государства. Верховная власть едина, она неразделима в себе, она не может разделиться на какие-то частные власти, в этом её смысл и сущность. Чичерин говорит, что учение об ограничении верховной власти пошло от французской революции, которая упразднила Бога. Одним словом, верховная власть подотчетна только самой себе, и если она нравственной природы, то сама по себе нравственна.

Бог един и все иерархии Ему служат постоянно. Если бы Его власть не была единой и неделимой, то между ангелами наступил бы полный раздрай. Ангелам бы пришлось голосованием избирать себе бога.. Но давайте продолжать серьезно.

А если серьезно, то только единая, стабильная власть может осуществить необходимые планы по развитию чего-либо. Если сегодня одна власть идет в одну сторону, а завтра другая власть пойдет в противоположенную, то развитие остановится и даже может пойти вспять. Эволюции нужна стабильность, а революциям нужны потрясения..

Либерализм нам говорит, что верховной властью может быть «сочетанность» разных отдельных властей. «Тут очевидно, однако, колоссальное недоразумение. «Субъектом» Верховной власти может, конечно, быть коллективность, но лишь в том случае, если она все же представляет какой-либо один принцип. Здесь же единую волю, всем управляющую воображают «сочетать» из нескольких воль, выражающих противоположные принципы. Но совершенно ясно, что такое «сочетание» плюсов и минусов создает в недрах «единой государственной воли» вечную борьбу, исключающую всякую возможность искомого единства.» [Лев Тихомиров. Монархическая государственность.]

Множество совершенно отдельных властей, при демократической форме, в совокупности верховной властью не являются потому, что здесь отсутствует единая воля, единство мысли, цели и дела. Просто некому направлять упряжку из трех лошадей в требуемом направлении.

Верховная власть не должна управлять всем, хотя она может это иногда делать. Прежде всего она управляет самими управляющими, более мелкими проводниками её высшей воли. Этим проявляется иерархический принцип её построения.

Л. Тихомиров далее утверждает то, что верховная власть должна быть проста и быть основана на самом простом, но едином, принципе, понятному всем. Без единства верховной власти не может быть никакого государства. Этим единым принципом может быть что угодно, но лучше всего принцип нравственного авторитета, необсуждаемого естественного всеобщего закона морали. Только нравственный авторитет верховной власти способен стать цементирующими скрепами всего общества.

В самой себе, верховная власть едина, но вовне проявляется в виде основных трех властей:

1) Законодательной;

2) Судебной;

3) Исполнительной.

Можно вспомнить учение о троичности единого Божества, единого в трех ликах. По отдельности эти власти не представляют единой верховной власти. Только в единой направляющей Воле они имеют какой-то смысл.

Древний принцип «Да будет воля твоя на земле, как и на небе» — прямое повеление и заповедь всем нам нашего Спасителя. Поэтому и на земле должно быть такое же устройство верховной власти, как и на небе. То есть, верховная земная власть должна быть проводником Высшей Воли — Воли самого Творца и устроена по образу устройства власти Божественной. Все остальные формы власти — изобретение рук человеческих. Только принцип верховной власти остается вечно неизменен.

Давайте вспомним недавний пример. Махатма Ганди в Индии явился тем самым нравственным авторитетом, который бескровно и без всякого принуждения подчинил себе практически всю Индию. Махатма Ганди, по сути и был этой самой Верховной Властью, властью нравственного авторитета, который выше всякого закона, ибо являлся проводником Воли Высшей. Он не применял насилие для того, чтобы удерживать в повиновении свой народ. Сам народ совершенно добровольно склонил свою голову под благое иго нравственного авторитета.

Верховная власть должна быть выше всякого закона просто потому, что существуют ситуации, когда законы, любые законы, перестают действовать. Ведь все учесть просто невозможно. Можно написать тысячи законов и все же что-то упустить. И, вот, там, где законы буксуют и нужно прямое действие Верховной Власти! Если бы этого действия небыло, мир погряз бы в бюрократической машине, бездушном механизме, что привело бы к страданиям обычных людей. Мы и видим прекрасно, как страдают люди в подобных государствах, где отсутствует власть верховная и все подчинено бездушной бюрократической машине, которая безжалостно перемалывает судьбы миллионов людей.

О демократии

О демократии кто только не кричит. Либералы различного толка, демократы до мозга костей, «патриоты» своей Родины, даже многие религиозно настроенные люди находятся в плену демократических воззрений. Давайте же раскроем, чем же, республиканская форма правления, является в действительности. Можно ли приложить принцип верховной власти к данному укладу государственной жизни. Является ли демократия этой самой верховной властью.

Демократия утверждает, что единственным источником верховной власти является народ, как её единственный носитель. Так как народ сам по себе управлять сам собой не может в силу своей аморфности и раздробленности, можно сказать — эмпиричности, то он управляет собой самим (уже определенное подозрение возникает..) через своих выборных представителей. Эти представители суть начало законодательной власти. В идеале, при демократии, должны существовать полностью независимые (это конечно утопия, в реальности такого никогда не бывает..) ветви власти — исполнительная, законодательная, судебная. Вроде как эти представители и должны осуществлять на деле волю народа и формировать остальные ветви власти. Как они это делают на деле? Путем так называемых наказов. Избиратели говорят своему депутату: ты должен пробить тот или иной вопрос. Депутат должен это выполнить (или не выполнить..). Не всегда возможно выполнить наказ избирателей просто в силу того, что избиратели разные и наказы у всех тоже могут быть разные, иногда прямо противоположенного свойства. На практике, как только депутат избран, он тут же забывает волю своих избирателей и начинает лоббировать либо свои личные, либо интересы своей партии..
»»»»»»»»»»»»»«228»»»»»»»»»»»»»»
При демократии совершенно естественно возникает партийная система, ибо народ в массе своей не имеет определенных взглядов, единства мнения, — он политически пестр. Партии и призваны удовлетворять интересы своего собственного слоя избирателей. Не общее благо, а только благо этого отдельного слоя они призваны удовлетворить. При этом возникает целый класс профессиональных политиканов, которые живут и жируют только за счет постоянной политической деятельности, которая подпитывается благодаря самой сущности подобного устройства государства.

Избиратели, стало быть, нужны только на время избирательной компании. Как только она закончена их успешно забывают и проводят ту политику, которую этот класс политиканов считает нужным и необходимым, иногда даже вопреки общей народной воле. «Нам виднее», говорят они, и они действительно правы, ибо чем выше стоишь, тем, действительно виднее. Народ здесь выступает в роли фигового листка ветвистого древа демократии.. На деле народ никакой власти не имеет. Можно сказать — но ведь народ может избрать другую партию и пр. Но класс политиканов, по своей сути, — един, и сплочен стадным чувством самосохранения и сытой жизни за счет того же народа. Партии здесь всего лишь ширмы, за которыми находятся настоящие кукловоды. Эти кукловоды, которых взрастила «демократия» имеют настоящие рычаги власти, и, в принципе, могут подделать и результаты выборов и пр. Зачастую за ширмой демократии прячется банальная олигархия, а то и тирания.

В статье «Великая ложь нашего времени» К. Победоносцев совершенно верно пишет:

«Но посмотрим на практику. В самых классических странах парламентаризма она (демократия. Пр. мое.) не удовлетворяет ни одному из вышепоказанных условий. Выборы никоим образом не выражают волю избирателей. Представители народные не стесняются взглядами и мнениями избирателей, но руководятся собственным произвольным усмотрением или расчетом, соображаемым с тактикою противной партии. Министры в действительности самовластны; и скорее, они насилуют парламент, нежели парламент их насилует. Они вступают во власть и оставляют власть не в силу воли народной, но потому, что их ставит к власти или устраняет от нее могущественное личное влияние или влияние сильной партии. Они располагают всеми силами и достатками нации по своему усмотрению, раздают льготы и милости, содержат множество праздных людей на счет народа, – и притом не боятся никакого порицания, если располагают большинством в парламенте, а большинство поддерживают – раздачей всякой благостыни с обильной трапезы, которую государство отдало им в распоряжение. В действительности министры столь же безответственны, как и народные представители. Ошибки, злоупотребления, произвольные действия – ежедневное явление в министерском управлении, а часто ли слышим мы о серьезной ответственности министра? Разве, может быть, раз в пятьдесят лет приходится слышать, что над министром суд, и всего чаще результат суда выходит ничтожный – сравнительно с шумом торжественного производства. «

Самая главная ложь демократии в её попытке приписать народу сущность верховной власти, чем народ на самом деле не является. Народ не может быть верховной властью потому, что не является:

1) ни нравственным авторитетом;

2) не обладает единством мнений и целей;

3) не безответственен, ибо сам подсуден;

Не может он и управлять самим собой, ибо на деле все равно им управляет хотя бы этот класс политиканов. Да и по каждому мелкому вопросу народ все равно не спросишь, а если и спросишь, то можно не получить компетентного решения, ибо разные вопросы требуют и разной компетенции для их решения. Балерина не может решать проблемы хирургов, и наоборот.

Верховной властью может обладать лишь один Бог, а если у него есть мудрые проводники Его воли на Земле, то — они.

А что основано на лжи по природе неустойчиво. Народ в массе своей находится на промежуточном этапе своей эволюции. Мудрых людей — меньшинство, а со средним умом (посредственностей) — большинство. В целом, народ нуждается в Учителе или Учителях, для его воспитания в эволюционно-духовном смысле, в поднятии его общего нравственного и духовного уровня. Народ находится на ведомой стадии до тех пор, пока, по словам Ф. М. Достоевского «не изменится физически». А ведомому по существу нужен его Водитель, Вождь. Народ нуждается в Вожде, и это самое первое, что ему нужно, на самом-то деле..

Демократия, стало быть, постоянно воспроизводит посредственностей у власти, ибо при таком устройстве право большинство, а не ответственное меньшинство, которое всегда мудрее. Более того, оно выстраивает систему, которая уже с самого своего рождения начинает загнивать..

Что же такое — демократия на самом деле? Ленин называл её «продажной девкой капитализма». Мы назовем её торжеством эгоизма классовых слоев, паствой без доброго пастыря, где стадом управляют волки в овечьих шкурах. Их оружие — банальная ложь. Они лгут, во время избирательных кампаний. Они лгут между ними. Они лгут всегда. Они лгут для того, чтобы продлить свое собственное существование, как паразитов. Но мы же знаем кто есть Отец всякой лжи, не так ли?. Как можно поверить какому-то депутату на слово? Можно ли быть уверенным в его нравственном облике, что он не врет? Ведь цена ошибки велика..

«Вот как практикуется выборное начало. Честолюбивый искатель сам выступает перед согражданами и старается всячески уверить их, что он, более чем всякий иной, достоин их доверия. Из каких побуждений выступает он на это искательство? Трудно поверить, что из бескорыстного усердия к общественному благу. Вообще, в наше время редки люди, проникнутые чувством солидарности с народом, готовые на труд и самопожертвование для общего блага: это – натуры идеальные; а такие натуры не склонны к соприкосновению с пошлостью житейского быта. Кто по натуре своей способен к бескорыстному служению общественной пользе в сознании долга, тот не пойдет заискивать голоса, не станет воспевать хвалу себе на выборных собраниях, нанизывая громкие и пошлые фразы. Такой человек раскрывает себя и силы в рабочем углу своем или в тесном кругу единомышленных людей, но не пойдет искать популярности на шумном рынке. Такие люди, если идут в толпу людскую, то не затем, чтобы льстить ей и подлаживаться под пошлые ее влечения и инстинкты, а разве затем, чтобы обличать пороки людского быта и ложь людских обычаев. Лучшим людям, людям долга и чести противна выборная процедура: от нее не отвращаются лишь своекорыстные, эгоистичные натуры, желающие достигнуть личных своих целей. Такому человеку не стоит труда надеть на себя маску стремления к общественному благу, лишь бы приобрести популярность. Он не может и не должен быть скромен, – ибо при скромности его не заметят, не станут говорить о нем. Своим положением и тою ролью, которую берет на себя, он вынуждается лицемерить и лгать: с людьми, которые противны ему, он поневоле должен сходиться, брататься, любезничать, чтобы приобрести их расположение, – должен раздавать обещания, зная, что потом не выполнит их, должен подлаживаться под самые пошлые наклонности и предрассудки массы, для того чтоб иметь большинство за себя. Какая честная натура решится принять на себя такую роль? Изобразите ее в романе: читателю противно станет; но тот же читатель отдаст свой голос на выборах живому артисту в той же самой роли.» — К. Победоносцев. «Великая ложь нашего времени»

Так выходит ли то, что демократия это орудие власти Дьявола, Отца лжи? И да, и нет, ибо природа власти такова, что ей могут пользоваться совершенно разные инстанции, подчиняясь то одному началу, то другому. Демократия просто апофеоз безбожия, так называемой «светскости». Паства без добрых пастырей впадает в полный нигилизм, где балом правит тотальная толерантность ко всему и всем, понятие свободы извращено здесь донельзя..

Демократия не прижилась, ни в древней Греции, ни в Риме, постоянно терпя поражение от более сильных единовластных систем. Даже в веке XX мы прекрасно видели, на что способны были две строго единовластные системы: Третий Рейх и Советский Союз. И как вели себя так называемые демократические страны — США, Англия и др., которые трусливо прислуживали и тем, и другим. Вели тайную политику сразу на несколько сторон, во главу угла ставя только власть денежного капитала.

Ныне мы наблюдаем закат европейской цивилизации, её предсмертные судорги. Большинство народа по сути — аморально, поэтому и демократия, власть большинства, является аморальной. Если бы даже большинство не было аморально, то класс политиканов все равно рано или поздно забыл бы про свою былую моральность, свои былые идеалы, так как само устройство системы этому только способствует — она не защищена от проникновения в неё чистых карьеристов и демагогов.

В чем же тогда спасение? Может в монархии?

О монархии

По мнению не только Геродота, но и бывшего народовольца, выдающегося теоретика монархизма Льва Тихомирова — монархия является наилучшей формой правления из существующих. Он блестяще это доказывает в своем капитальном труде «Монархическая государственность». Этот труд надо читать всем интересующимся политическими вопросами.

В общем и целом можно было бы согласиться с его доводами, но есть и определенные недостатки и у монархии.

Давайте сначала поговорим о сильных сторонах монархии.

Во-первых, монархия обладает всеми признаками верховной власти. Это самый главный и жирный плюс в её сторону. Она едина, неделима, безответственна перед законом, но ответственна перед Богом. Например, Царская власть освящается путем Богопомазания Царя на царство высшим священством, когда будущий Царь дает обеты перед Богом, после чего становится Божьим помазанником, орудием Бога на земле. К своим поданным он относится как отец к своим детям. В старину, на Руси его так и называли — «Царь-батюшка». Он имел привилегию прямого действия, вне всякого уложения или закона. Здесь мы видим признаки государства-семьи — будущего всеобщего мироустройства, однако не все еще признаки. Как и в обычной семье — отец не может быть «избран путем прямого голосования», так как по рождению и положению является отцом, плохим или хорошим, не суть важно, но отцом. А отец иногда и наказывает, и милует, но самое главное отец воспитывает своих детей, в нужном русле. В таком обществе возникают теплые семейные отношения, оно в общем добрее и честнее других.

Во-вторых, монархия обеспечивает стабильность общества, из чего истекает возможность проведения различных реформ и планов. Достаточно вспомнить преобразования Петра I, Александра I, Павла I. Не думаю, что демократия способна на что-либо подобное в принципе. Класс политиканов слишком конформистский организм, и может проводить реформы только внешние, которые не затрагивают ни их самих, ни глубинные потребности самих обществ. Во власти политиканов отсутствует религиозный момент, в отличие от монархии. Монархия всегда подотчетна только Богу, и помнит о Нем (если правильная), но не народу, не какому-либо его классу. И это правильно.

Монархия сильна только своим нравственным авторитетом. Если она его теряет, то не может удержать власть. Пример этому в недавней нашей истории, когда путем лжи и наветов на последнюю семью Императора Николая II, большевикам удалось сильно поколебать её авторитет, что и привело к возможности революционной ситуации в России.

Во-вторых, она обеспечивает преемство своей власти во времени. Если власть передается по наследству, например по старшинству, то наследники и воспитываются соответствующим образом, — они сразу готовятся взойти на престол, они привыкают к этому и понимают все, что с этим связано. Достаточно вспомнить последнего наследника Николая II царевича Алексея, который, несмотря на свою болезнь, которая в последствии ослабла, являл примеры глубокой мудрости и нравственности, и скорее всего, стал бы замечательным правителем Земли Русской, если бы путь его Отца, его самого, и его сестер не прервали подлые большевистские пули в доме Ипатьева..

Теперь поговорим о недостатках и монархии.

Во-первых, довольно не стабилен родовой момент. В наследственной монархии власть передается, например, от отца к сыну если это требуется по мужской линии. До Павла I, при Екатерине II и ранее власть можно было передавать и по женской линии. Однако Павел сломал эту традицию, выпустив указ о том, что власть должна передаваться только по мужской линии. Он сделал это потому, что прекрасно видел каким образом женщины управляли Россией. До какого состояния они её довели. При Екатерине буйным цветом проросла всеобщая коррупция, которая поразила все общество сверху до низу. Везде было сплошное воровство и непорядок, везде растрата и пр. Каждый день люди слышали об убийствах, грабежах, мошенничествах и пр. Некоторые горе-историки чуть ли не превозносят этот период, саму Екатерину, говоря, мол, это был великий период, но факты говорят о другом. Почитайте дневники Болотова, чтобы многое сразу стало понятным. Поэтому Павел и считал, что только мужчины смогут справиться с государственным управлением. Он прекрасно видел все недостатки правления своей матери. Вообще же Павел первый был выдающимся и недооцененным правителем! Странно, что Д.А. поместил его в глубокие слои Ада, ведь Павел много хорошего сделал для России, почил насильственной смертью, отличался поистине огромным великодушием, мудростью, рассудительностью и добротой..

Однако таким указом Павел заложил мину замедленного действия. Последний наследник был болен, и он был единственным по мужской линии. Хорошо, что у Государя были братья, а если бы не было? Вот тут мы и встречаемся с первой опасностью. Может так произойти, что либо не будет кому наследовать, либо наследник окажется недостойным. К тому же появляется опасность появления лженаследников, что не раз уже было в истории.

Уже Петр Великий это прекрасно понимал. Пример его сына многому его научил. И он издал особый указ о престолонаследии, в котором монарх мог передать власть не только своим детям, но и любому человеку, которому пожелает эту власть передать. Одним словом монарху виднее! Этим самым Петр далеко превзошел в прозорливости всех своих потомков. Поистине — великий реформатор! Потомки, правда, не оценили этого, и все опять вернули на круги своя..

Во-вторых, уже упомянутый момент недостойности наследников. По Платону государством имеют право управлять только люди «знающие», мудрые. При наследственной же монархии, это рулетка: кто родится никто не может предугадать. Может родится и человек с плохой кармической составляющей его души. Тогда худо будет всему обществу.

В-третьих, так как род постоянно разрастается в ширь, то неизбежно создается высший класс аристократии, дворянства, что достаточно ущербно для развития.

Государство-семья

Так что же имел в виду Даниил Андреев, когда говорил о некоем новом устройстве общества?

Я выскажу только свою собственную точку зрения, ибо говорить от лица Д.А. было бы просто глупо. А совпадет ли она с тем, что имел в виду Андреев, или нет, покажет время.

Во-первых, должно быть обеспечено существование Верховной Власти. До тех пор, пока люди не будут способны управлять сами собой, пока не познают самих себя, пока не эволюционируют духовно, пока этический момент в их жизни не станет определяющим, до тех пор они будут нуждаться в государстве, в направляющей, воспитывающей и принуждающей Высшей, над собой, Воле.

Во-вторых, Верховная Власть должна формироваться из самых лучших людей всего общества. Все общество, как единая семья, ищет среди себя, находит, воспитывает, поднимает вверх ступень за ступенью лучших людей. Предоставляет им все возможности самораскрытия их потенциалов. Направляет их стопы по путям наиболее им присущих, по духовному психологическому принципу. Создает все условия этому способствующие. С самых ранних лет, даже с пеленок нужно уже выявлять духовно одаренных детей, которых направлять в соответствующие учреждения для углубленного воспитания в определенном ключе.

Воспитанием занимается не семья, а все общество в целом. Воспитание проникает во все поры общества. Семья слишком ограничена, и существует опасность воспроизводства вредных психотипов.

Воспитание идет всю жизнь, шаг за шагом формируется личность. Из этих личностей формируется собор достойнейших людей. Собор формируется не голосованием. Люди попадают туда естественным образом, — тогда, когда всем своим обликом станут готовы в него войти. Его число может быть не стабильно. Собор контролирует функционирование всех учреждений на законодательном уровне. Членство бессрочно. Собор формируется из людей разного возраста, но не слишком молодых, которые успели уже показать себя в разных сферах деятельности. Членством в Соборе заведует определенная комиссия, но под непосредственным руководством Верховного Совета Старейшин. Собор определяет из себя Верховный Совет Старейшин, число которого должно быть невелико — около 12 человек, не более. Можно вспомнить и полит-бюро в СССР. Здесь уже можно применить голосование. Совет избирается пожизненно и пополняется постепенно человек за человеком. В этом Совете путем, либо простого жребия, либо голосованием, выбирается Верховный Понтифик, название условное. Выбирается он пожизненно. Но если он сам захочет оставить кафедру, то может это сделать, в силу своего здоровья, возраста и пр.

Главное это обеспечить руководство людей лучших, мудрейших, наиболее глубоко проникших в тайны бытия, глубоко верующих и служащих только Богу, а через Бога людям. Человек, не познавший Бога, не может по настоящему и людям послужить..

Совет Старейшин контролирует власть исполнительную. За каждым её членом закрепляется определенная область приложения сил. Они контролируют соответствующие учреждения. Тут все определяется принципом иерархическим. Верховный Понтифик направляет весь корабль к единой цели, является его рулевым, обеспечивает стабильность выбранного Пути.

Такое общество подобно пчелиной семье. В пчелиной колонии существуют — матка, единственная особь, которая откладывает яйца, и все остальные особи — рабочие пчелы и мужские особи — трутни.. В старину матку называли царицей улья. Матка в улье может быть только одна, причем самая лучшая. Для этого пчелы формируют несколько маточников, особых колыбелек, в которых эти матки воспитываются. Им дается особый корм, который приготовляется специально для маток. В результате в улье останется только одна матка, самая сильная, которая в бою победит других маток если они там будут. Все особи семьи служат друг другу, постоянно сменяя один род работ на другой в зависимости от своего возраста, без принуждения, добровольно, подчиняясь извечному инстинкту развития пчелиной колонии.. Этим проявляется некая соборность пчелиного уклада.

В человеческом обществе должна быть та же соборность. Помните как раньше, в селах люди строились, когда создавалась новая семья? Собирались мужики со всей деревни и бесплатно, всем селом, строили молодым новую хату. Причем они прекрасно знали, что и эти молодые точно также поступят, когда новое жилье потребуется другой семье. Вот это и есть соборность, взаимопомощь и взаимоуважение. Без всяких денег происходил рост села, его развитие.

Постепенно придем к отказу от денег, заменив их посильной, но обязательной соборностью.

Новое общество возмёт самое лучшее из всех форм властвования, и все же превзойдет их всех! Это будет не монархия, не наследственная монархия, так как править будут достойнейшие из достойнейших, а поставщиком их явится все общество в целом, вся общественная семья. При монархии же правит лишь один род, который замкнут лишь на себя самого.

Тут будут и признаки аристократии, и это совершенно естественно, так как в любом обществе существуют люди с разными способностями духовного плана.
Демократические принципы будут применяться весьма ограниченно и точечно, ибо не являются какой-то существенной важностью, ведь по основным вопросам все общество будет согласно, ему не придется уже, раз сделав кардинальный Выбор, менять его на пол-пути..

В таком обществе не будет «уравниловки», которой боятся критики всяких утопий. Равенство будет только по материальному признаку, ибо физически мы все равны. В духовном плане неизбежно возникнет неравенство, ибо такова природа человеческого духа — каждый находится на разной ступени духовного развития, с разными способностями и пр. В зависимости от своих умений каждый будет занимать именно то место, к которому приспособлен в наибольшей степени. Это, увы неизбежно. Этими вопросами будут заниматься особые учреждения. Одним словом, не каждая кухарка сможет управлять государством, как об этом ни мечтали бы Ленин и другие революционеры, которые хотели уравнять всех как по материальному, так и по духовному принципу! Хотя понятие духовности они понимали совсем в другом смысле, чем мы.
На этом пока хотелось бы закончить. Подробная разработка отдельных вопросов, касающихся до данной темы, это предмет других, более углубленных работ.

Дмитрий Копырин

Литература
———————

Платон. «Государство»
Аристотель. «Политика»
Лев Тихомиров. «Монархическая государственность»
Иван Солоневич. «Народная монархия»
Константин Победоносцев. «Великая ложь нашего времени»
 
Редактирование:
Напротив, в аристократии, где многие достойные лица пекутся о благе государства, обыкновенно возникают ожесточенные распри между ними. Так как каждый из правителей добивается для себя главенства и желает дать перевес своему мнению, то они приходят к взаимным столкновениям, откуда происходят междоусобные волнения, а из волнений кровопролития;
Очень интересно. Пока вот что заметил, что похожая ситуация бывает среди читателей Андреева. Но если это понимать как проблему то можно как-то с этим справиться. Ещё наверняка какие-то наработки есть.
 
Дмитрий, спасибо за серьёзный труд! (Предлагаю перейти на «ты», ок?)

Давай анонсируем на главной, но для этого вставь в любое место статьи хотя бы одну картинку, связанную, по твоему мнению, с сутью или духом статьи. Картинка должна быть не менее 400 пикселей в высоту и не менее 800 в ширину.

Развёрнутая статья (да и сама тема) требуют развёрнутых отзывов, а на это нужно время и силы. Попробую пока с пылу с жару дать несколько сухих реплик.

1. Спасибо за исторический ликбез! Я не читал ни Платона, ни Аристотеля, ни Победоносцева — никого из твоего списка.

2. С главной мыслью о необходимости Верховной власти в системах управления любого масштаба (от семьи и деревни до государств и планетарных союзов) я полностью согласен.

Сколь бы нападок не сыпалось на информацию Даниила Андреева о Верховном наставнике и Верховном соборе — здесь он и прозорливец, и мудрец, и практик. Впрочем, вся история человечества говорит нам о том же: всегда избранные управляют большинством, и будет так до Второго пришествия. И вопрос лишь в знаке, в природе этого управляющего меньшинства.

Другое дело, что управляемые и управляющие связаны как сообщающиеся сосуды, и без качества первых не получить качество вторых. В этом суть создания гражданского общества, самоуправления, воспитания и образования.

3. Через какие механизмы этическая власть Наставников и Соборов будет сопрягаться с законодательной, исполнительной и судебной властями — вот тут сложнейшая тема, и сколько томов не читай и не пиши, всё будет мало. В твоей статье этого почти нет, да и правильно, ведь это отдельная большая тема.

4. Ещё отдельная большая тема — пути перехода от момента «сейчас», когда миром правит транснациональная олигархия, а большинством ресурсов владеют несколько десятков семей, — к желаемой модели общественно-политического устройства. Лично мне для раскрытия всего лишь одного аспекта этой проблемы понадобилось уйти с работы, более года сидеть дома и писать книжку об этических организаторах нового типа.

5. Метафора Государства-семьи одновременно верна и не верна, на мой взгляд. Верна в том смысле, что тот, кого в «Железной мистерии» Даниил Андреев называл Экклезиастом, верховным наставником, является как бы «отцом» и старейшиной всему человечеству, и таких праведников действительно не выбирают голосованием, ими становятся, их посылает Бог.

Неверна аналогия с семьёй может быть в том смысле, что возникает соблазн слишком буквально ассоциировать систему управления государства с семьёй, с кровно-родственными общинами. Однако кровно-родственная общность есть более примитивная форма управления и самоуправления людскими сообществами, а более высокий уровень — общинность территориальная, соседская.

В родственной общинности система управления жёстко-вертикальная: старший по роду приказал — попробуй пикни. На этом до сих пор стоят страны Кавказа, Азии и т.д. В территориальной же общинности идёт управление через согласование интересов всех, проживающих на этой территории, независимо от родственных (племенных, национальных, расовых) связей. Это общинность более высокого порядка. К слову сказать, на территории древней Руси времён этногенеза славян родоплеменная общинность уже почти не встречалась, это подтверждают историки и археологи. Славяне уже 1000 лет назад пытались жить в «народоправстве».

Если говорить о системах общественного управления нашего будущего, то мне видится как раз гармоничное и сопряжённое сложным образом сочетание горизонтального управления территориальных сообществ с вертикальной системой в лице этической Инстанции над всеми.

По мелочам.

Чувствуется у тебя некая идеализация Николая II и его возможностей, и как будто лишь большевики были виной всему. Даниил Андреев потратил как минимум две главы в «Розе Мира» и кучу строф в стихах, чтобы показать ошибки и вины отупевшего Второго демона государственности. Царизм ушёл в режим неадекватного управления ещё за несколько десятилетий до зарождения первых жругритов; можно копнуть ещё глубже на 100-200 лет...

Да, немного режет глаза употребление слова «Отец» (с большой буквы) применительно к отцам человеческим. Для верующих есть только Отец Небесный...
 
Редактирование:
У меня тут есть антитезис к части того что в конце статьи, может быть в сочетании с тезисом может получиться синтез в обсуждении.

Есть мысль что важна ещё альтернативность. То есть чтобы можно было выбрать, например, из нескольких монархий, проголосовать ногами. И так на любом уровне, чем этого больше, тем лучше.

При этом же хорошо если не пропагандируется тотальный индивидуализм.

То есть, мне симпатичен такой настрой, чтобы люди стремились к нравственным и иным авторитетам, но при этом имели выбор — и чем больше тем лучше (в целом).
 
спасибо за серьёзный труд!
Да, пожалуйста:). Пришлось наступить на свое горло и несколько дней полностью посвятить этому, а то бы никогда не приступил бы. Да и слишком серьезным я бы его не назвал в силу того, что все описано лишь в общих чертах, и видны определенные недостатки, как стилистического плана, так смыслового. Просто я попытался выразить те мысли, кои мучили меня последнее время.

В диалоге Геродота сегодня вставил упущенную фразу, так что редактирование еще продолжается. Обо всех ошибках, кто найдет, сообщайте сразу, я исправлю. Картинку вставил.
Предлагаю перейти на «ты», ок?
Конечно, давно пора. Зачем церемонии разводить.

Неверна аналогия с семьёй может быть в том смысле, что возникает соблазн слишком буквально ассоциировать систему управления государства с семьёй, с кровно-родственными общинами. Однако кровно-родственная общность есть более примитивная форма управления и самоуправления людскими сообществами, а более высокий уровень — общинность территориальная, соседская.
Государство-семья, это всего лишь метафора, отражение некой духовной необходимой наполненности самого понятия — Государство, каким оно должно быть в смысле духовном. В идеале, в общественных отношениях должны превалировать чувства взаимопомощи, солидарности, взаимоуважения и пр., что и составляет смысл семейных отношений. Но только в идеале, естественно. На практике часто получается по разному. Ныне мир живет по принципу: «человек человеку — волк». Можно вспомнить, как герой Шукшина говорит: «Ты мне и друг и товарищ и брат..» Можно вспомнить, как Сталин в начале войны обратился к народу со словами: «Братья и сестры!» То есть в годину опасности мы сразу вспоминаем семейные отношения, когда люди друг другу не просто граждане, но и братья и сестры. Только так и можно побеждать вешних врагов. В окопах поровну делились всем.

В родственной общинности система управления жёстко-вертикальная: старший по роду приказал — попробуй пикни. На этом до сих пор стоят страны Кавказа, Азии и т.д.
Это так и есть. Родово-общиный строй это далекое прошлое человечества. Правда некоторые товарищи пытаются ввести его снова проповедованием различных языческих воззрений, достаточно вспомнить поклонников фантастического образа «Анастасии» писателя Мегрэ. Попытка возвратиться туда сразу подвергнет народ наш прямой ассимиляции окружающими странами.
Естественно, говоря о государстве-семье, я не имел ввиду подобные отношения тирана и подданных.
Хотя определенный элемент принуждения все равно должен быть. Служение общему благу предполагает определенный кодекс поведения, где есть главный и выполняющий. «Не моя воля, но Твоя да будет!» молился Христос. Послушание, добровольное послушание перед нравствено и духовно высшим тебя человеком это совершенно естественный путь взаимоотношений ученика и учителя.
если говорить о системах общественного управления нашего будущего, то мне видится как раз гармоничное и сопряжённое сложным образом сочетание горизонтального управления территориальных сообществ с вертикальной системой в лице этической Инстанции над всеми.
Совершенно верно, Максим! Тема территориальных взаимоотношений, на местах это очень важная тема, еще мало кем проработанная. В качестве отправной точки достаточно вспомнить земство, в котором были вполне здоровые элементы. Именно земство сделало для народа много блага, если вспомнить «земских врачей» и т. д. Солженицын в своей работе «Как нам обустроить Россию» писал: «наш путь выздоровления – с низов. «. Там же он и выдвинул идею «демократии малых пространств», Послушайте что он пишет и как это согласно с нашими собственными идеями:
«очевидно, надо искать форму государственных решений более высокую, чем простое механическое голосование. Все отдавать на голосование по большинству – значит устанавливать его диктатуру над меньшинством и над особыми мнениями, которые как раз наиболее ценны для поиска путей развития.
Высокий уровень деятельности всех государственных властей недостижим без установления над ними этического контроля. Его могла бы осуществлять верховная моральная инстанция с совещательным голосом – такая структура, в которой голосование почти вообще не производится, но все мнения и контрмнения солидно аргументируются, и это – наиболее авторитетные голоса, какие могут прозвучать в государственной работе.
В нашей истории для того есть прочное подобие: Земский Собор в Московской Руси.»
И хотя Солженицын и находился в плену некоторых демократических завоеваний, типа всенародных выборов президента, но его мысли по поводу местного самоуправления заслуживают тщательного изучения.
Ещё отдельная большая тема — пути перехода от момента «сейчас», когда миром правит транснациональная олигархия, а большинством ресурсов владеют несколько десятков семей, — к желаемой модели общественно-политического устройства.
Да, — это отдельная большая тема. Переход будет весьма болезненным.. Ибо просто так они не сдадутся, и если сами поймут, что должны кануть в лету, то постараются и всех остальных утащить с собой «туда». Надежда только на прямое вмешательство Господа, в последний момент, также как Он вмешается, когда похитит монаду антихриста, в последние времена..
Лично мне для раскрытия всего лишь одного аспекта этой проблемы понадобилось уйти с работы, более года сидеть дома и писать книжку об этических организаторах нового типа.
Спасибо, обязательно прочту эту твою работу, Максим. И дам свои оценки. Возможно надо даже завести отдельную тему для этого.
Чувствуется у тебя некая идеализация Николая II и его возможностей, и как будто лишь большевики были виной всему.
Тема последнего императора это для меня очень больная и близкая тема.. Наверно я никогда не отойду от этой темы, так как ипатьевская трагедия прошила меня насквозь, да и многих, уже.. Пока мы не осознаем что же тогда произошло в действительности, Господь нас не простит! В этом я уверен на все 100%..
Конечно виной всему были не только большевики, но, в большей степени предательство самого дворянского класса. Тема эта обширная..
Давайте вспомним одну фразу из «РМ» — «Но есть и иные исключения, ничтожные по своему числу: те, кто, будучи монархом, создал еще при жизни противовес своей лично-державной карме, создал его горячею верой, высоким милосердием и добротой либо даже страдальчеством... Многих удивит подобное утверждение, но Николая II избавила от Друккарга трагедия, пережитая им в Екатеринбурге. «
То есть Николай избежал не только Друккарга, но и вообще каких-либо спусков. Иначе и быть не могло, потому что по поводу других персонажей нашей истории он пишет, что они только поднимаются в Друккарг из глубин магм. Сам нравственный облик Николая этому способствовал. Это была очень религиозно-мистически настроенная фигура! Как, кстати, и его царственная супруга, которая по нравственному уровню превосходила многих и многих. Об этом надо писать отдельную работу, ибо большевики, пришед ко власти, много ушатов грязи вылили на абсолютно чистых и достойных людей, и время пришло доказать это.
В другом месте Д.А. пишет что Николай принял на себя грехи всего рода Романовых. Как Христос принял грехи всего мира. Поэтому именно Николай был поднят на очень высокую ступень о чем говорили некоторые святые старцы. Недаром Церковь канонизировала всю царственную семью, как мучеников-страстотерпцев, и это было не прихотью, а отражением некой потусторонней реальности.
Да, немного режет глаза употребление слова «Отец» (с большой буквы) применительно к отцам человеческим. Для верующих есть только Отец Небесный...
Это опять же духовная метафора. если Верховный Наставник будет святым, то таковое обращение к нему совершенно оправданно. Мы же в православии говорим по отношению к святым — «святые отцы» и пр.
 
Редактирование:
Хотя определенный элемент принуждения все равно должен быть. Служение общему благу предполагает определенный кодекс поведения, где есть главный и выполняющий. «Не моя воля, но Твоя да будет!» молился Христос. Послушание, добровольное послушание перед нравствено и духовно высшим тебя человеком это совершенно естественный путь взаимоотношен
Может быть тут подходит слово самопринуждение? Или даже без самопринуждения следование благой воле чужой. Представляется что внешнее принуждение это противоположность Божественной гармонии. Кажется что оно допустимо в социуме как нечто временное и оправдано как меньшее зло наряду с любым другим меньшим злом, но в идеал его включать не стоит. Мне кажется что так Андреев писал, могу ошибаться.
 
Да, немного режет глаза употребление слова «Отец» (с большой буквы) применительно к отцам человеческим.
Кстати, Максим, ты здесь абсолютно прав! В некоторых местах написание слова Отец с заглавной буквы совершенно избыточно. Подкорректирую.
 
Демократия утверждает, что единственным источником верховной власти является народ, как её единственный носитель.
Да, именно так. Иначе только с точки зрения классической монархии, где власть буквально от Бога.

Но монархия — это сословное общество. Сословность не фактическая (по факту она всегда была, есть и будет), а сословность ещё и юридическая. Но это уже невозможно в просвещённом мире. Или хотя бы в мире, где есть интернет. :D

У нас тут в России есть круги, озабоченные реставрацией монархии в том виде как она была, вплоть до готовности объявить монархом действующего президента. Себя они видят, конечно, аристократией при дворе. Но в современной России мы вряд ли найдём в большом количестве людей настолько тёмных, чтобы добровольно согласиться на определение себя в низшие сословия по закону.

Я думаю, труд демиургов Северо-Запада дал свои плоды, и «запах» гражданского общества, общечеловеческих прав и нормальных демократических механизмов уже знаком почти каждому. Хотя бы запах, общий смысл.

На практике, как только депутат избран, он тут же забывает волю своих избирателей и начинает лоббировать либо свои личные, либо интересы своей партии..
Ровно то же можно сказать о любом дворе любого государя. То есть отвергать демократию на том основании, что депутат будет иметь корыстные цели под ширмой народного наказа — бессмысленно, ибо так же можно отвергнуть всех назначенцев монарха и его самого.

Всё-таки действительно народ — единственный источник власти. И ничего кроме народа в стране нет, это живая субстанция, населяющая землю и рождающая в том числе и верховных правителей, и верховных наставников. А в силу большого количества людей и большой площади земли нет иного способа управления как делегировать что-то кому-то.

Это значит, что без демократии — никак. Прежде всего, низовой демократии, демократии прямого участия. Не отвергать эти механизмы надо, а осваивать их и просветлять.

Но согласен, что без некоего элемента Икс демократия становится гулящей девкой и вырождается в олигархо- и охлократию (две стороны одной медали).

Элемент Икс — это власть этического авторитета. Это тот же Ганди, который возглавлял Индийский национальный конгресс и, одновременно, не зависел от него, мог в любой момент оставить партию. И ничто кроме куска материи вокруг тела и стакана фруктового фрэша не имели власти над ним. :)
 
Редактирование:
Но в современной России мы вряд ли найдём в большом количестве людей настолько тёмных, чтобы добровольно согласиться на определение себя в низшие сословия по закону.
Сословное общество было оправдано в некоторые периоды истории. Возможно. что на неком переходном этапе придется созывать именно сословный собор для выработки определенных неотложных решений. Именно сословный, по профессиональному признаку. Ибо иначе — как? По какому признаку собирать людей? Представители должны быть от разных сообществ, к примеру, от медицинского сообщества, и от науки и т.п. Аморфность нынешнего бессословного парламентаризма и приводит к аморфным и глупым законам. На пример, закон о пчеловодстве пишут не пчеловоды, вообще неизвестно кто, и все пчеловоды просто в шоке от такого «законотворчества». Сословный законодательный орган, на самом-то деле, ой как необходим, причем, возможно даже и после переходного периода.
Никто не говорит, что надо юридически закрепить, закрепостить каждого в своей нише, речь идет о сословном представительстве лучших и достойнейших людей от каждой области применения сил. В соответствующих профессиональных комиссиях и будут вырабатываться соответствующие акты.
Что касается монархических кругов, то согласен, — это просто клоунада, как клоунадой явлется и движение казачества, которое полностью вписано в существующую систему «контролируемой демократии». Однако не следует и здесь видеть лишь один лишь черный цвет. Именно эти круги пытаются доносить некие забытые смыслы. Они конечно ошибаются в том, что хотят войти дважды в одну и туже реку, забывая, что «Се, творю все новое». Бог никогда не повторяется в своем творчестве.
Я думаю, труд демиургов Северо-Запада дал свои плоды, и «запах» гражданского общества, общечеловеческих прав и нормальных демократических механизмов уже знаком почти каждому. Хотя бы запах, общий смысл.
Знаком-то знаком.. Но, ведь, мы все видим к чему все это приводит. Когда на западе уже запрещают новогодние елки под предлогом того, что это кому-то портит жизнь. Запрещают носить нательные крестики и пр. и пр. Это делают люди, которых выбрал народ. Вернее те, кого этому народу подсовывают для выборов.. От этого уже не просто стало плохо пахнуть..
Ровно то же можно сказать о любом дворе любого государя. То есть отвергать демократию на том основании, что депутат будет иметь корыстные цели под ширмой народного наказа — бессмысленно, ибо так же можно отвергнуть всех назначенцев монарха и его самого.
Однако, здесь есть разница: монарх имеет силу прямого действия. Он может сразу сменить любого чиновника. Народ этого сделать не может. Только через прямой бунт(если суд не действует).. Да и никто не отвергает демократию только на этом одном основании, на самом деле этих оснований гораздо больше, и они гораздо серьезней.
Всё-таки действительно народ — единственный источник власти.
Я понимаю, что мы настолько впитали ложные ценности, что они уже просто въелись в нашу плоть и кровь, стали частью нас самих.. Здесь, Максим, ты просто ошибаешься. Это не просто самая большая ложь! Это безбожная философия..
Что такое это понятие — народ? Это просто число, математическое число. И не важно какое название к нему применимо: русский народ, английский народ и т.д. Это просто тело без души, и без духа. Не надо понятие народ путать с понятием нации. У нации может быть и душа и дух, у народа — никогда. Народ это всего лишь аморфная масса, без оттенков, ибо все оттенки, все цвета радуги слиты в одно белое полотно, на котором даже написать ничего не возможно.. Апофеоз народного эгоизма утверждать о самом себе то, что он является единственным источником власти. Это все равно, что человек, не признающий над собой никакого высшего начала, говорит, что это он сам — бог, он сам решает свою судьбу, он сам делает только то, что хочет делать, и что над ним нет, и не может быть никакого авторитета, кроме него самого.. Ну, это философия — Дьявола, тогда, — ведь это он сам о себе так думает. Так проявляется себя народный эгоизм и нигилизм. По такому пути идут европейские, североамериканские страны, и вот, уже два десятилетия с лишним идем и мы.. Единственно, что совершенно ясно теперь в каком направлении движутся подобные системы. Я думаю, многие уже это видят и чувствуют: к всеобщему цифровому концлагерю и завершающей катастрофе..
Это значит, что без демократии — никак. Той самой, подлинной, низовой демократии, демократии прямого участия. Не отвергать эти механизмы надо, а осваивать их и просветлять.
Проблема демократии в том, что судьбу народа тут решают механически, и что решать народную судьбу тут допускаются грубо говоря и «добряки, и пошляки». И никто не гарантирует то, что пошляков будет больше, чем добряков.
Причем люди должны постоянно отвлекаться от своих дел, чтобы вливаться с головой в политику, читать предвыборные агитки от разных партий и кандидатов, потом решать кто из них достойней. Это должны делать все и токарь, и повариха..
Что касается низовой демократии. Она может быть допущена только на переходном этапе. Солженицын мечтал так: люди, в своем земстве, на местах, выбирают депутатов в местные земские собрания. Люди хорошо знают своих местных людей, сильные и слабые их стороны и пр., поэтому якобы способны сделать правильный выбор..Далее, эти собрания из своего числа выбирают депутатов в думу. Народ сам выбирает и президента. Я с этим не согласен. Люди, даже своих соседей толком не знают, что говорить о поселках с 100-10000 жителей, не говоря уже о городах, где люди, зачастую не знакомы со своими соседями по лестничной клетке..
Это все утопия.. Да, возможно, что на неком переходном этапе это можно позволить. А далее верховная власть должна формировать особую систему продвижения лучших людей, лучшего отбора и в те самые местные органы власти. Местные комиссии должны это решать , а не бабушки с рынка. В этих комиссиях будет вся информация по всем людям. Возглавлять комиссии должны лучшие из лучших.
Элемент Икс — это власть этического авторитета. Это тот же Ганди
Верно! Но, при демократии это не возможно в принципе.
 
Редактирование:
Сверху Снизу