Михаил Горбачев

как может существовать местная публичная политика, если сейчас официально запрещено высказывать свое мнение публично?
Такая ситуация только с февраля этого года. Хотя последние лет 5 постепенно опускался с потолка «пресс», согласен. Особенно после «Русской Зимы» (в каком году она была?) и стояния на Болотной площади.

А в Москве так все здорово с местным самоуправлением?
В Москве — нормально. По крайней мере, до февраля народ оч. даже активно участвовал во всех общественных процессах. Особенно в плане благоустройства улиц, общественного транспорта и т. п.

Вот помню, как в СССР ходил в школу (в той же Москве) по грязи, не было ни тротуаров нормальных, ни лесенок между домами. То есть дорожки были, но рядом с проезжей частью и там, где придумали проектировщики, не спрашивая ничего и ни у кого. Чтобы пройти с сухими ногами от одной дорожки к другой, нужно было или делать крюк метров 400, или топать, поскальзываясь, по грязи. И никто асфальтовую пешеходную дорожку не прокладывал по просьбам трудящихся, и не планировал прокладывать. И граждане послушно ходили, и не роптали. У меня всегда штаны ниже голен и обувь были все в грязи, я это запомнил очень хорошо. И писать было некуда, и не отвечал на письма никто. А на заасфальтированных дорожках часто стояли огромные лужи длиной метров 50, и обойти их можно было, делая акробатические упражнения по бордюру.

Зато сейчас за устранение каждой лужи или колдобины народ активно борется, тут же собираются и местные собрания, и вопросы быстро решаются, и есть куда писать (спасибо Интернет), и депутаты встречаются с избирателями и активно оказывают помощь. Вы видели при СССР депутата? Или хотя бы знали, кто депутат от вашего района? Ну вот то-то же. Например, мой отец в 1970-х годах был депутатом, но тогда это была чисто номинальная должность, и никто из родных или соседей об этом даже не знал. Я узнал случайно, когда нашёл у отца среди документов депутатские «корочки».

То же самое касается благоустройства дворов, детских площадок. При СССР между многоэтажными домами в новых микрорайонах были... пустыри, поросшие бурьяном. После строительства очередного многоэтажного дома вокруг было всё разворочено, валялись непонятные металлоконструкции, разбитые плиты, которые никто даже не думал убирать. Вываленная из машины куча ненужного застывшего бетона в любом месте пустыря или двора была обычным делом. Всюду валятся мусор. Мы мальчишками играли со всем этим сторительныс мусором, особенно с большими катушками от кабеля.

После стройки оставалась земля в виде глины, развороченной строительной техникой, которую никто даже не собирался благоустраивать. При СССР не было даже понятия об обычных газонах или о рулонных газонах. Всюду были пустыри, бурьян, самовольно протоптанные советскими гражданами дорожки. Никто о благоустройстве или о красоте даже не думал.
 
В Москве — нормально. По крайней мере, до февраля народ оч. даже активно участвовал во всех общественных процессах. Особенно в плане благоустройства улиц, общественного транспорта и т. п.

Вот помню, как в СССР ходил в школу (в той же Москве) по грязи, не было ни тротуаров нормальных, ни лесенок между домами. То есть дорожки были, но рядом с проезжей частью и там, где придумали проектировщики, не спрашивая ничего и ни у кого. Чтобы пройти с сухими ногами от одной дорожки к другой, нужно было или делать крюк метров 400, или топать, поскальзываясь, по грязи. И никто асфальтовую пешеходную дорожку не прокладывал по просьбам трудящихся, и не планировал прокладывать.
В Москве у вас активные блогеры типа Варламова, которые очень жестко реагируют на всякие плохие дороги)
ну и плюс к тому бюджет на это отводится на порядок выше, чем во всех других городах.
Как кто-то шутил, в Москве на одну плитку тратится больше, чем весь бюджет Воронежа :)

Но дело, конечно, не в этом.
Местное самоуправление не сводится к улучшению дорог.

Вот если надо отстоять парк, воспрепятствовать строительству дороги в экологически чистой местности — с этим уже гораздо труднее. А еще труднее воспрепятствовать сносу памятников архитектуры и точечной застройке.
То есть легко идут только те начинания, которые не расходятся с интересами крупного бизнеса, срощенного с властью. Ибо у нас что не застройщик, то депутат нашей главной партии :)

Значит, нужно учиться высказывать мнение так, чтобы не давили. Ещё более корректно. Например, я знаю «четыреста сравнительно честных способов» (c) высказать своё несогласие с происходящим на Украине. Вот сейчас высказал, но поди попробуй меня оштрафовать за это.

Проблема в другом. Высказал мнение — а дальше что? Тащить людей на митинги?
ну да, высказывать мнение потихоньку мы научились хорошо за долгие советские годы, этого у нас не отнять)

Публично я имел в виду — так, чтобы нас услышали.
и чтобы на что-то в результате повлиять.

Митинг как прямая форма проявления народной воли очень даже хорош, так как в отличие от сбора подписей на разных площадках, митинг видно.
А те инструменты, которые нам оставили, в рамках закона действующего, сравнительно мало позволяют сделать.
Ну собрать подписи, ну выйти на СМИ. Но СМИ не хотят идти против шерсти, ибо журналисты опасаются быть уволены.

А если нет, то остаётся много свободы вести созидательную деятельность, в том числе в русле публичной политики, которая, к слову, есть не искусство критики власти, а искусство согласования интересов местных сообществ.
А пример можешь привести?
когда бы местные сообщества согласовались и отстояли свои интересы, — я имею в виду, конечно, на уровне чуть большем, чем ремонт двора или организация детской площади
 
А пример можешь привести? когда бы местные сообщества согласовались и отстояли свои интересы, — я имею в виду, конечно, на уровне чуть большем, чем ремонт двора или организация детской площади
«Согласовались и отстояли» — это как бы подразумевает некий конфликт (и чаще всего с властью, с кем ещё). Крупный пример именно отстаивания — борьба за Шиханы в Башкирии; похожий пример — протесты по поводу полигона в Шиесе, но я это не изучал; ещё — отстаивание сквера в Екатеринбурге, но тут я тоже не знаю подробностей.

Всё это, так сказать, «победа в драке». Эти примеры не показывают мирную, рутинную работу представителей сообществ по согласованию интересов, а показывают консолидацию при наступлении острого конфликта. Настоящее согласование — это как раз недоведение до конфликта.

Я писал больше о мирной работе загодя, когда до острой фазы уже не доходит, и когда ни один чиновник не посмеет принять решение, перечащее интересам скоординированных местных сообществ. Таких крупных примеров в России я пока не знаю, а смысл ближайших лет как раз в том, чтобы лёд тронулся.

Опыт, больший чем проектирование детской площадки, в России потихоньку накапливается и связан с участием консолидированных горожан в проектировании и строительстве кварталов, парков, набережных, общественно-культурных центров. Здесь больше всего подвижек накоплено вокруг деятельности социального организатора и урбаниста Святослава Мурунова, я делал справку о нём у себя на сайте. Правда, с началом войны он ушёл в подполье.

В общем, системной работы с результатами в масштабе хотя бы крупного города я пока не знаю. Но то, что такая работа идёт — знаю.

Впрочем, разовые акции противостояния тоже оставляют какой-то след в умах и душах, местное общество становится чуть более гражданским, а горожанин — чуть более гражданином. Вот у нас в Башкирии даже местный фольклор проявил талант, смастерив каналы на юутубе и в соцетях:


https://www.youtube.com/watch?v=_X07cUUYTnY


https://www.youtube.com/watch?v=CfJKX2HV1mk
 
Редактирование:
Фольклор очень хорош. Пародию на Аватар посмотрел два раза, даже показал маме, ей понравилось :)

«Согласовались и отстояли» — это как бы подразумевает некий конфликт (и чаще всего с властью, с кем ещё). Крупный пример именно отстаивания — борьба за Шиханы в Башкирии;
...
Всё это, так сказать, «победа в драке». Эти примеры не показывают мирную, рутинную работу представителей сообществ по согласованию интересов,
ну почему, это тоже хороший пример.

Правда, тут не только местное сообщество приложило руку, но и столичное. Дело было резонансное, как и в Екатеринбурге с этим сквером.
Помню, Варламов в блоге писал про Шиханы.

Хорошо, что эти горы удалось отстоять! пускай и с привлечением центральной прессы.

В нашей области несколько лет назад хотели разрабатывать никелевое месторождение, народ тоже поднялся, несколько лет собирались митинги, так вроде отказались от этих планов.

Но в случае, скажем так, менее резонансных и менее опасных для экологии начинаний сопротивляться сложнее.
 
Я тут откопал интересную и довольно свежую научную теорию. Ссылку на книгу даю ниже. Более 20 лет работы, более 800 источников. Теория в тему того, почему Россия не США, почему наше общество трясло и продолжает трясти, каким должно быть соотношение плана и рынка, вертикали власти и самоуправления, частной и общественной собственности на средства производства — у нас и на Западе, и почему для нас и для них эти пропорции будут разными. Меня книга зацепила в связи с темой кооперации, хотя указанная теория намного шире.

«Институциональные матрицы и развитие России. Введение в X-Y-теорию»

Да! Чуть не забыл. Особенно приятно удивило, что автор теории (русская женщина, доктор соц. наук РАН, Светлана Кирдина) буквально на первых страницах своей книги... цитирует Даниила Андреева:

Таким образом, налицо исходные предпосылки создания новых теорий универсального плана, способных агрегировать знания о двух разных типах обществ. Если попытаться ответить на далеко не праздный вопрос В. Г. Федотовой, поставленный ею более 10 лет назад о том, «Как возможна социология в России и других незападных странах?», то ответ может заключаться в следующем: она возможна путем разработки социологических концепций с универсальным набором понятий, равно применимых для анализа западного, японского, латиноамериканского, российского и других, не сопоставлявшихся ранее в одном аналитическом ряду, обществ.

Более того, отечественные философы полагают, что такого рода предпосылки имеют глубокие исторические корни. В своей необыкновенной книге «Роза Мира» Даниил Андреев писал, что в России «еще в XVI в. обозначился, а в XVII в. определился духовный процесс чрезвычайной важности», определяющими чертами которого, в том числе, являются «развитие способности к одновременному созерцанию противоположных духовных глубин ... и… борьба мысли за осмысление метаисторического опыта» (Андреев, 1957, c. 160). По мнению Андреева, события ХХ века еще более углубили этот процесс, доведя «до крайности и внутреннюю дисгармонию, и борющиеся концепции, и эмоциональную накаленность поляризующихся идей, этим подготавливая фазу некоего синтеза, предстоящего следующим поколениям» (Андреев, 1957, c. 161), поколениям конца ХХ — начала ХХI века.

Вновь возникший в этот период двуглавый Орел на российском гербе, одновременно смотрящий на Запад и Восток — не здесь ли символика и настоятельность построения именно в нашей стране общесоциологических концепций, формирующих новую методологическую основу мировой науки для понимания трендов социального развития самых разных стран?
Скачать книгу: soorganizator.ru/resources/26
 
Сверху Снизу