Даниил Андреев. Стихотворения и поэмы

Голоса веков 3. «Я уходил за городскую стражу...»

Я уходил за городскую стражу,
С моим народом навсегда порвав.
Навстречу степь желтела низким кряжем
И духом злым сухих и жёстких трав.

Ты умоляла, стискивала руки,
Но ты ль могла меня остановить?
Я шёл на подвиг, на венец, на муки,
Я цепи рвал, а ты была – лишь нить!

Я говорил, что лишь духовный воин
Узрит Мицор[3], где царствует Аллах,
Что, бросив всё, я сделаюсь достоин
С Ним говорить в пустыне на скалах.

– – – – – – – – – – –

И вот, со скал слежу я караваны,
Теченье солнц и смену быстрых лун;
Я вслушался в протяжный ритм Корана
И в письмена благочестивых сунн.[4]

Постом, молитвами, бессонным бденьем
Я похоть чувств попрал и укротил,
Врата души раскрыл святым виденьям,
Чертог ума – наитью горних сил.

Но властелин блаженного Мицора,
Господь, не принял пламенную дань:
Безгласно небо, безответны горы,
И та же жажда жжёт мою гортань.

– – – – – – – – – – –

Я проходил сквозь городскую стражу,
Мой дерзкий подвиг в страхе оборвав.
Степь назади серела низким кряжем
И духом злым сухих и жёстких трав.

Я умолял, я звал, ломая руки,
Тебя, единственную, что любил,
И зов мой гас, и разбивались звуки
О мрамор памятников и могил.

Ты позвала – зачем же я отвергнул?
Ты умерла – я всё ещё живу...
Господь любви! Куда ж Твой раб неверный
Опустит праздную главу?

1935

[3] Мицор (Мицар) – звезда созвездия Большой Медведицы; у арабов испытанием силы зрения служит звезда Алькор, затмеваемая Мицаром.

[4] Сунны – священные рассказы о поступках и изречениях Мухаммеда, дополняющие и поясняющие Коран.

Вперед: 4. Бар-Иегуда Пражский («Ветер свищет и гуляет сквозь чердак...»)
Назад: 2. Серебряная ночь пророка («Над белоснежною Меккою – гибкой планеты хвост...»)
Начало: Стихотворения и поэмы. Оглавление
 
Сверху Снизу